13 — 14 февраля 1993 года в Подмосковье на втором чрезвычайном съезде коммунистов в увядающее левое движение вдохнули жизнь. Реанимационные мероприятия были необходимы, поскольку коммунисты находились, по сути, на нелегальном положении: с 1991 года деятельность КПСС была под запретом. Определились, организовались, главным выбрали Геннадия Зюганова. Он пребывает на своем посту до сих пор.

Но все же 20 лет прошло. Это рубеж, но каковы итоги? В активе — вторая по численности армия поклонников (более 150 тыс. членов партии), участие во всех шести созывах Госдумы и даже один на данный момент «красный» губернатор (Владимирская область). В пассиве КПРФ — раз от раза так и нереализованная мечта о президентстве Геннадия Зюганова, стареющий электорат, дышащие в спину агрессивные «новые левые», череда региональных расколов, разгон «инакомыслящих» отделений, конфликты с былыми товарищами вроде партийного патриарха Егора Лигачева, да и по мелочам всего хватает.

К слову, своеобразно может поздравить компартию Госдума. По совпадению или нет, но именно в день 20-летия КПРФ Госдума рассмотрит вопрос о снятии депутатской неприкосновенности с депутата-коммуниста Константина Ширшова. По сведениям СМИ следствие его подозревает в покушении на мошенничество с продажей думского мандата за 7,5 млн. евро. Прокуратура поставила вопрос о привлечении депутата в «качестве обвиняемого». Ширшову все это вряд ли по душе. Наверное, поэтому в понедельник он написал заявление о добровольном снятии с себя депутатской неприкосновенности и попросил коллег по Думе принять соответствующее решение без обсуждения. Не захотел, наверное, омрачать праздник товарищам по партии…

О положительных и отрицательных свойствах компартии спорят и в экспертном сообществе. «Несмотря на свое радикальное название, КПРФ смогла удержаться в системном поле, — отмечает завкафедрой общей политологии ГУ ВШЭ Леонид Поляков. — Партия показала умение вписываться в конституционные рамки, тем самым укрепляя демократические политические институты. Если бы КПРФ действовала по-другому, в период так называемого расстрела парламента 4 октября 1993 года, то демократическая модернизация России могла бы не состояться».

По мнению Полякова, в деятельности компартии есть и негатив, поскольку именно КПРФ сделала все, чтобы «выдавить из системного поля другие левые партии». «Левые партии в нашей политической системе не развиваются благодаря КПРФ», — уверен Поляков. Левые идеи сейчас популярны в мире, но «в КПРФ движение к успешному социал-демократическому проекту было заблокировано», отмечает он. «Потенциал движения к построению современной левой партии у КПРФ снижен, — подчеркнул эксперт. — Осовремениваться КПРФ не хочет, оставаясь традиционалистской партией».

О своей дальнейшей судьбе коммунисты будут говорить на пленуме и ХV съезде, которые запланированы на 23 — 24 февраля. Тогда, как ожидается, КПРФ изберет главу. Кто им станет — секрет Полишинеля. «По поводу лидера партии у коммунистов — очень непростая дилемма, — считает Поляков. — У Геннадия Зюганова есть возрастная проблема, но он в определенном смысле идеально отражает свою целевую аудиторию. Он — человек без возраста, хорошо выглядит, всегда готов бодро ответить на вопрос о самочувствии: «Не дождетесь». Он, конечно, человек старшего возраста, но в каком-то смысле вечен».

«С другой стороны, — уточняет Поляков, — если говорить о движении партии вперед, то здесь Зюганов для КПРФ — скорее проблема. В КПРФ не видно того поколения, которое бы пришло на смену старшим: у руля находятся люди возраста Зюганова. А те молодые, кто претендовал на первые роли, оказались изгнанными из партии либо создали свои маргинальные движения. Поэтому компартия находится в зоне риска».

Геннадию Зюганову пора уходить с партийного поста, считает директор Института политики, права и социального развития Владимир Шаповалов. «Зюганов — политик-тяжеловес, он создал партию, но засиделся на своем месте, и это очевидно уже давно, — уверен Шаповалов. — КПРФ нуждается в реформировании, в свежей крови, в трансформации идеологической базы, в новой электоральной нише. Думаю, что этой партии необходимы свежие лидеры».

Конечно, одним единогласным (кто бы сомневался) переизбранием съезд не ограничится. Коммунисты поправят собственный Устав. Но новые веяния далеки от демократических. Поправки направлены на то, чтобы усилить роль центрального аппарата и сделать совсем неслышным голос рядовых коммунистов. Теперь, после принятия изменений, выгонять из партии несогласных центральному аппарату КПРФ станет гораздо проще…