Бостонский марафон и без того был одним из самых популярных событий в мире большого спорта, но теперь о нем узнали сотни миллионов людей, весьма далеких от легкой атлетики. Теракт на 117-м Бостонском марафоне обнажил слабые и сильные стороны американских служб, которые должны реагировать на подобные события.

В плане реакции на непредвиденное и экстраординарное ЧП, все американские службы: от медиков до дежурных полицейских и волонтеров — сработали четко. Десятки видеокамер, запечатлевшие теракт в прямом эфире, показали, что подобие паники было только первые минуты, а затем десятки граждан кинулись разбирать ограждения и на месте оказывать первую медицинскую помощь пострадавшим.

О качестве работы американских медиков говорит и тот факт, что спустя сутки после теракта количество жертв так и не превысило трех человек, погибших сразу же после взрыва. Хотя известно, что, по меньшей мере, 17 человек находятся в критической ситуации.

В этом плане оперативная и слаженная работа всех служб на месте теракта, включая и рядовых граждан, разительно отличается от того, что мы видели после теракта, произошедшего в январе 2011 года в Домодедово, когда даже машины скорой помощи массово застряли в пробках.

А вот что касается «расследования теракта по горячим следам», то уже сейчас можно делать выводы, что быстро преступление раскрыто не будет. Даже во вчерашнем обращении к нации, президент США Барак Обама всячески избегал выражения «террористический», заменив его более пространным словом «это». «Мы найдем тех, кто сделал ЭТО, и узнаем, зачем они сделали ЭТО», — так звучит дословный перевод из выступления Барака Обамы. Более того, к моменту выступления президента (а состоялась трансляция приблизительно через 3 часа после взрывов), Обама толком не знал, произвел теракт одиночка или группа лиц. «Любые лица и группы, несущие за ЭТО ответственность, получат справедливое возмездие», — пообещал Обама.

И снова уместно провести аналогию с терактом в Домодедово. Российские спецслужбы знали о готовящемся взрыве, но так и не смогли его предотвратить. Зато все подозреваемые в организации взрыва уже в скором времени были уничтожены в Ачхой-Мартановском районе Чечни, в Назрани, а последняя троица организаторов была расстреляна в Стамбуле. Американские спецслужбы не только не знали о готовящемся теракте, но создается такое впечатление, что спустя сутки до сих пор не знают, в каком направлении «копать».

Полный хаос в поиске подозреваемых ярко демонстрируют события 15 апреля. Сначала было задержано «лицо арабской национальности», которое в СМИ (речь идет о таком авторитетном издании, как The Washington Post) тут же окрестили «подозреваемым выходцем из Саудовской Аравии». А затем выяснилось, что задержанный паренек является студентом одного из местных вузов, и просто бежал от места взрыва. И только потому, что он а) араб и б) бегущий араб, его задержали. Впрочем, ему не смогли предъявить хоть какое-то обвинение.

Вторая версия с новым подозреваемым появилась тоже 15 апреля. На этот раз ФБР стала искать «чернокожего, говорящего с сильным акцентом, которого видели с большим желтым рюкзаком за спиной». Причина поиска очевидна – уже установлено, что самодельные бомбы были изготовлены из паровых скороварок, которые хранились в больших рюкзаках. Именно к этой ориентировке и подходит «чернокожий иностранец с большим рюкзаком». Однако версия с новым подозреваемым, как и в случае с арабом-студентом, выглядит так себе.

Во-первых, теракт произошел во время крупного международного спортивного мероприятия, и приезжих чернокожих, говорящих с сильным акцентом, в Бостоне 15 апреля было сотни, а самое главное, их присутствие было естественным. А во-вторых, практически все спортсмены приехали с рюкзаками, которых вдоль Бойлстон-стрит выложено было несколько тысяч (что видно на множестве видео- и фотоматериалов).

Соответственно, были среди них и рюкзаки большого размера, и желтого цвета, и оставленные чернокожими.

Пока что достоверно известно, что ФБР в пригороде Бостона провела обыск в одном из домов, где были изъяты три сумки не совсем понятно с чем, и «доставлены в лабораторию на экспертизу». Затем в твиттере местная девушка под ник-неймом Луки Брукс опубликовала фото «подозрительного мужчины», находящегося на крыше возле места взрыва.

Кстати, на указанном фото видно два силуэта, похожих на мужчин в камуфляже (а не один, как заявлено в самом твиттере), очень здорово напоминающие снайперов. Но, тем не менее, ФБР стало искать и этого «подозреваемого».

А чтобы понять за какие версии цепляется ФБР и какие источники использует, позволю себе вольно перевести статус, под которым сидит в том же твиттере некая Луки Брукс – «Я отказываюсь верить, что мои кумиры реальны, потому что нет совершенства».

Луки Брукс, обнаружившая подозреваемого на крыше

Из всех этих фактов следует, что спецслужбы США совершенно ничего не знали о готовящемся теракте. Не собираются помогать американцам и международные террористические бренды. На второй день после теракта ни одна из террористических организаций не взяла на себя ответственность за бостонские взрывы. А некоторые террористические организации, например, «Техрик Талибан» и вовсе в издевательской форме заявили, что всегда готовы убивать американцев и их союзников, но вот к Бостонскому теракту не причастны.

Но явные пробуксовки с версиями и ходом расследования теракта ни в коем случае нельзя отнести к 8500 добровольцев и тысяче медработников, которые самоотверженно, не зная, будут ли новые взрывы, принялись спасать раненых людей.

«Бостон сделал нас чрезвычайно гордыми за последние 24 часа» — это фраза из соболезнования на официальном сайте Бостонского марафона. И как бы ни было больно для потерявших близких и искалеченных в теракте людей, американцы уже сейчас готовятся к проведению 118-го Бостонского марафона, который традиционно состоится в третью неделю апреля следующего года.