Кипр был использован в качестве «подопытного кролика для тестирования экономической теории применения «стрижки» банковских депозитов». Об этом заявил президент Республики Никос Анастасиадис, комментируя решение Еврогруппы о принудительном привлечении крупных вкладчиков банков страны к финансированию антикризисной программы.

Выступая в президентском дворце перед участниками конференции, Анастасиадис напомнил, что перед заключением соглашения с Еврогруппой об условиях предоставления кредиторами помощи, он добивался от своих коллег по ЕС не какого-то особого обращения, а справедливого отношения, основанного на тех же условиях, которые применялись к другим партнерам по ЕС, попавшим в трудное положение.

«Мы просто просили то, на что имели право, — проявления солидарности. К сожалению, этот фундаментальный принцип ЕС не был соблюден. Более того, достигнутые заранее заинтересованными сторонами решения были нам навязаны в принудительном порядке», — считает Анастасиадис.

«Я искренне надеюсь, что этот прецедент в отношении Кипра не будет применяться где-нибудь еще в Европе. Хотя, как известно, прецеденты на то и создаются, чтобы их использовали для разработки норм и принципов, которые должны применяться постоянно и повсюду», — заявил президент Кипра.

Кипрские власти были вынуждены согласиться на выдвинутые международными кредиторами условия предоставления антикризисной программы. Главное условие заключалось в «стрижке» депозитов. На встрече Еврогруппы в ночь с 15 на 16 марта Кипру был навязан план введения разового чрезвычайного сбора со всех вкладов во всех банках страны. Однако парламент республики 19 марта решительно отверг подобное предложение, напоминает ИТАР-ТАСС.

Тем не менее, уже 25 марта европейские партнеры заставили Кипр согласиться на модифицированный вариант принудительного привлечения вкладчиков, который заключался в «стрижке» незастрахованных депозитов свыше 100 тысяч евро в двух крупнейших банках страны. При этом кредиторы фактически прибегли к шантажу: Европейский центральный банк заявил, что в случае отказа Никосии от соглашения, он прекратит оказание чрезвычайной помощи по поддержанию ликвидности кипрских кредитных организаций, что означало бы их неконтролируемое банкротство и неминуемый дефолт Кипра.