Госдума приняла в третьем чтении поправки в Бюджетный кодекс в связи с переходом на программный тип бюджетного планирования. Предлагается впервые ввести в законодательное поле само понятие государственных муниципальных программ. Также определяются полномочия высших органов исполнительной власти по порядку формирования и реализации программ.

Когда проект закона о формировании программного бюджета был внесен в нижнюю палату, он был лишен привычного форматирования по разделам и подразделам, напомнил глава бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров. А поскольку программы подготавливаются правительством, то парламент вообще лишался возможности внесения поправок в закон о федеральном бюджете.

Однако в ходе работы над законопроектом депутаты полностью сохранили ту структуру бюджета, которая существует сегодня, то есть, помимо госпрограмм, бюджет будет представляться по разделам и подразделам, что сохраняет возможность внесения депутатами поправок при подготовке бюджета ко второму чтению.

Кроме того, Госдума сохранила за собой право возврата проекта бюджета на доработку в правительство.

Между тем целевые статьи расходов бюджетов теперь будут формироваться в соответствии с государственными и муниципальными программами, направлениями деятельности органов власти и внебюджетных фондов, а также наиболее значимых учреждений науки, образования, культуры, здравоохранения и проч. Если раньше разработка госпрограмм была прерогативой исполнительной власти, то с принятием поправок в Бюджетный кодекс вводится процедура рассмотрения госпрограмм профильными комитетами Госдумы и бюджетным комитетом с точки зрения финансового обеспечения программы.

Также вносится ряд изменений в сам бюджетный процесс. Законопроект содержит ряд поправок, регламентирующих порядок внесения в Госдуму и рассмотрения профильными комитетами бюджета с учетом его новой программно-целевой структуры. В частности, с 55 до 60 дней увеличивается максимальный срок рассмотрения проекта федерального бюджета Госдумой. При этом депутаты убрали сроки, установленные Бюджетным кодексом для рассмотрения бюджета в первом, втором и третьем чтениях.

Кроме того, одна из поправок регламентирует механизм покрытия дефицита бюджета за счет средств Резервного фонда. Правительству разрешается использовать эти средства, не дожидаясь их зачисления в Резервный фонд, однако сделать это можно будет только путем внесения изменений в закон о федеральном бюджете.

Ряд поправок относится к порядку зачисления штрафов в бюджеты различных уровней. Так, штрафы за нарушение водного законодательства подлежат зачислению в бюджет того уровня, в собственности которого числится водный объект — по нормативу 100%; штрафы за нарушение правил пожарной безопасности — 50/50 в федеральный бюджет и бюджет субъекта РФ; штрафы за нарушение таможенного законодательства — в федеральный бюджет по нормативу 100%.

В числе прочего документ содержит поправку, согласно которой субъекты РФ должны будут согласовывать с Министерством финансов сроки размещения внешних облигационных займов в связи с возможностью возникновения валютных рисков.

Между тем принятый в третьем чтении закон содержит поправку, которая, по словам А.Макарова, «снимает коллизию» Бюджетного кодекса, которая не позволяла направить средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) в инфраструктурные проекты, минуя Росфинагентство. «Теперь мы можем не торопиться с Росфинагентством (принятием закона о РФА. — Примеч. РБК), а подробно, серьезно обсуждать все вопросы, связанные с его созданием, либо вернуться к вопросам целесообразности его создания», — сказал А.Макаров.

«Речь идет о самоокупаемых инфраструктурных проектах, о которых говорил президент РФ Владимир Путин в своем послании, на которые уже в этом году должно быть направлено не менее 100 млрд руб.», — пояснил А.Макаров. Однако до этого Бюджетный кодекс в его действующей редакции не предоставлял возможности направления этих средств, в связи с чем, в частности, и появилась идея о создании Росфинагентства.