Вопрос телеведущего: 

— Вы уже упомянули о том беспрецедентном совещании, которое вы провели в Сочи по экономике. Что это было? Это было похоже и на совещание отчаяния ввиду экономического кризиса, и на совещание надежды, поскольку там искались какие-то точки роста, точки надежды, пути решения, выхода. Что это было, на ваш взгляд? И насколько лично ваши оценки экономической ситуации совпадают с оценками правительства?

Владимир Путин:

— Это не отчаянье никакое и не надежда. Это просто рабочая встреча руководителей соответствующих министерств, ведомств, руководителей Центрального банка и представителей экспертного сообщества. Мы не ограничивались только чиновниками высокого уровня. Мы говорили о проблемах, которые имеются в мировой экономике, говорили о том, как это отражается на нашей.

Конечно, поводом послужили тревожные сигналы, связанные с замедлением темпов экономического роста в нашей стране. Необычного и неожиданного здесь нет, потому что эксперты, да и мы с вами понимали, мы уже сами стали давно экспертами. Мы все прекрасно понимали, что тот спад в мировой экономике, который наблюдается, особенно в еврозоне – на нас это особенно серьезно отражается, потому что это наш основной торгово-экономический партнер, у нас свыше 50% товарооборота с Европой, но если там из года в год уже в течение нескольких лет во многих странах просто рецессия, падение, то это не может на нас не отражаться. Вот, в конце концов, нас это затронуло напрямую. И мы собрались для того, чтобы еще раз оценить эту ситуацию, послушать друг друга, послушать разные точки зрения, понять, есть ли в этом спаде наша собственная доля. Я говорю «наша» условно, обобщая. Я имею в виду все уровни власти, и правительство, и регионы, и президентские структуры. Внесли ли мы в этот спад своей политикой какой-то негативный вклад или нет.

Должен сразу сказать, никакого секрета здесь нет, часть членов правительства считает, что наш вклад здесь есть, и он заметный. Часть членов правительства считает, что никакого нашего вклада здесь нет, это результат негативного развития мировой экономики, и нам нужно просто внимательно смотреть за тем, что там происходит и иметь на всякий случай инструменты реагирования, если кризис будет разрастаться. И это спор не между администрацией президента и правительством. Это спор внутри сообщества по управлению страной. И среди экспертов тоже мнения разделились. У нас нет водораздела между правительством и президентом, администрацией и правительством. Водораздел проходит по сущностным вопросам, по сути, как относиться к тем событиям, которые происходят.

Я вам скажу, здесь не надо быть большим специалистом, в чем суть проблемы, в чем суть спора, а если не спора, то дискуссии. Некоторые коллеги считают, что сложилось несколько факторов. Во-первых, мировой экономический кризис, который продолжается, в том числе в еврозоне. На нас он тоже влияет. Второе. Это уже такая рукотворная вещь. Это слишком жесткая кредитно-денежная политика внутри самой Российской Федерации. Она в значительной степени обоснована, потому что направлена на таргетирование инфляции, на подавление инфляции, то есть на борьбу с ростом цен, по сути. Это в интересах граждан проводится и в интересах экономики. Но некоторые считают, что это слишком зажало денежную массу, что Центральный банк перешел к плавающему курсу, перестал выходить с закупками валюты на внутренний рынок. Значит, объем денежной массы уменьшился. Считают, что мы ввели так называемые бюджетные правила и начали в большем объеме изымать с рынка так называемые нефтедоллары. Объем денежной массы в конечном итоге тоже уменьшился. Затем банки наши, несмотря на снижение инфляции, продолжают под высокий процент кредитовать и физических лиц, и юридических лиц, всех участников экономической деятельности. У нас 14-15%, а между тем инфляция сократилась уже на 7 с небольшим, к концу года ожидается около 6 (5,9).

И некоторые коллеги говорят: нет, нужно внести определенные коррективы. Вот, собственно говоря, здесь водораздел споров. Наверное, коррективы нужны, но я хочу подчеркнуть и хочу обратить ваше внимание. Фундаментальные основы нашей экономической политики останутся без изменений. Мы будем и дальше прежде всего уделять внимание макроэкономическим показателям и ориентировать реальную экономику на удовлетворение социальных потребностей населения.

***

Напомним, в эти минуты проходит  «Прямая линия с Владимиром Путиным». На нашем сайте вы можете следить за ней в онлайн-режиме.