В Туле на 86-м году жизни умер Аркадий Шипунов — выдающийся конструктор, разработчик стрелкового, артиллерийского и ракетного вооружения. Почти полвека он руководил Тульским «Конструкторским бюро приборостроения». Одно из последних изобретений, в разработке которого участвовал Шипунов — не имеющий аналогов в мире зенитный комплекс нового поколения «Панцирь С-1».

Многие знают Аркадия Шипунова как талантливого оружейника, но не все догадываются о том, что он был еще и философом. Из его афоризмов стоило бы составить книгу. «Надо жить за счет того, что ты умеешь хорошо делать», — всегда повторял он. А в Тульском «Конструкторском бюро приборостроения», которое 35-летний Шипунов возглавил в 1962 году, всегда хорошо умели делать оружие. Одна из первых его разработок — авиационная пушка ГШ-23, названная в честь ее создателей — Грязева и Шипунова, сразу стала сенсацией. Ею оснастили практически всю военную авиацию: истребители, штурмовики, бомбардировщики, вертолеты. С тех пор все изобретения конструкторского бюро неизменно поступали на вооружение сначала в советскую, а потом и в российскую армию.

«Если вы увидите где-то пушку: на БМП, или на вертолете, на самолете, не задавайте дурацкого вопроса: чья она? Она разработана Тульским «Конструкторским бюро приборостроения» и только», — так говорил Аркадий Шипунов.

«Сытый человек меньше склонен к творчеству», — еще один девиз Шипунова. Так он обычно отвечал всем, кто сетовал на скромную зарплату конструкторов. Работал за идею.

«Если ты не имеешь оружия, ты беззащитен, и любой деятель может сделать с тобой все, что угодно. Не хотелось бы, чтобы наша страна, наше Отечество оказалось в таком положении. Зачем же?», — рассуждал Шипунов.

Именно поэтому и не уехал заграницу. В лихие 1990-е, когда оборонные предприятия закрывались одно за другим, Шипунов проявил себя еще и как умелый менеджер — сохранил родное конструкторское бюро, а главное — кадры, сумев заинтересовать и привлечь зарубежных заказчиков.

Вместе со своим другом и коллегой Василием Грязевым, Шипунов устраивал революции там, где, казалось, все и так уже давно придумано до них. Так было и с пистолетом ГШ-18. Сегодня он стоит на вооружении российских силовых ведомств. По-прежнему нет отбоя и от заказов из-за рубежа.

«Спрашивается, а можно ли поднять могущество выстрела? Оказывается, можно — для этого надо пулю облегчить. И мы сделали патрон с пулей, которая весит вдвое меньше», — рассказывал Шипунов.

Задания руководства страны Шипунов никогда не обсуждал, а тут же брался за их воплощение. Причем мысль его зачастую шла впереди возможностей, которые можно было себе только представить. «Оружие должно быть солдатским», — всегда повторял он. Простым, надежным и требующим минимум затрат от человека. Помимо пушек для авиации, флота и сухопутных войск на счету Шипунова зенитные ракетные комплексы «Тунгуска» и «Кортик», противотанковые «Метис» и «Фагот», артиллерийские «Краснополь» и «Китолов».

«Ну, не хочу я уступать никаким американцам, никаким англичанам, никаким французам. Есть такое явление. Это как у спортсменов», — сравнивал конструктор.

Пожалуй, сложно в наше время найти человека, который был бы так влюблен в свое дело. Работа не отпускала его даже дома. Шипунов никак не мог понять, почему жители Тулы жалуются на выстрелы, доносящиеся по ночам с полигона при КБ.

«Когда я ночью сквозь сон слышал стрельбу пушек, причем я их, конечно, по голосам отличал, как и слышал, что они работают нормально — это тоже на слух, — то я всегда замечал, что лицо у меня искажается в совершенно дурацкой, блаженной улыбке», — вспоминал Аркадий Шипунов.

Пацифист по натуре, оружейник по призванию, он и сам любил пострелять в свое удовольствие в тире. Однажды его пригласили на завод стрелкового вооружения в Аргентине, где российской делегации предложили опробовать новый пистолет. Выбор пал на Шипунова.

«Снял я рубашку, чтобы не замарать маслом, и в таком полуголом виде остался. И — от бедра из пистолета. Все цели побил», — с гордостью рассказывал оружейник.

Без изобретений Шипунова в последние годы не обходился практически ни один парад Победы. В 2013 году 9 мая по брусчатке Красной площади проедет одна из последних разработок его конструкторского бюро — комплекс «Панцирь-С1». Гений был настолько продуктивен, что из техники, созданной им за всю жизнь, можно было бы устроить отдельный парад.