В Белгороде после ранения в себя приходит майор Юрий Седых, который при задержании беглого стрелка получил ножевое ранение. Седых стал кавалером ордена Мужества. Вместе с ним в захвате принимали участие и его коллеги, также командированные в Белгород из Курска. Они уже вернулись домой. Следователь следственного отделения Курского линейного отдела МВД России на транспорте Дмитрий Коновалов, один из участников захвата белгородского стрелка, награжден медалью «За отличие в охране общественного порядка». В интервью «Вестям в субботу» он рассказал подробности спецоперации.

— Дмитрий, расскажите о себе. Сколько вам лет? Когда и почему вы пришли работать в органы внутренних дел?

— Мне 26 лет. В 2004 году поступил в Орловский юридический институт МВД России. В 2009 году закончил его и пришел на службу в Курский линейный отдел в должности следователя.

— Вы — старший лейтенант юстиции, то есть работаете в следственной части и, в принципе, к боевым операциям ваших коллег отношения не имеете. Трудно было неожиданно оказаться в такой операции?

— Нет. Мы так же, как и сотрудники полиции, и физической подготовкой занимаемся, огнестрельным оружием умеем пользоваться, знаем приемы самообороны. Были подготовлены к этому.

— Вас послушаешь, так все абсолютно рутинно и нормально. Вы были командированы из хорошо знакомого вам Курска в Белгород. Как вы там сориентировались в районе вокзала? Все-таки местность для вас новая.

— Нас расставили по постам. Мы осмотрели территорию и стали нести службу.

— У вас было оружием?

— Да, при себе у нас было огнестрельное оружие. Бронежилеты были надеты под верхней одеждой. Наручники с собой были.

— Как та получилось, что ваш коллега Юрий Седых получил ножевое ранение. Он не успел вовремя выхватить оружие?

— Да. Все произошло быстро и неожиданно. Нож не был виден, потому что на руке висел свитер. Поэтому, видимо, Седых не смог среагировать.

— Как вы узнали преступника? Фоторобот у вас был весьма приблизительный. Что привлекло внимание в поведении этого человека?

— Это не мое внимание привлекло, а моего коллеги Александра Самсоненко. Он первым заметил. Человек по ориентировке подходил и вел себя немного неадекватно.

— Вы были свидетелем того, как он отвечал на  вопросы, что стрелял не в детей, а в ад. Какое впечатление на вас произвел преступник?

— Я не обращал на это внимание, не слушал, что он говорил. Меня больше интересовало здоровье нашего коллеги Юрия Седых. Но создавалось впечатление, что он немного невменяем или пытается казаться таковым. 

— После того как вам пришлось взглянуть в глаза смерти и в глаза убийцы, какие чувства вас посещают? Хочется остаться работать в полиции, или, может быть, возникает чувство уволиться?

— Нет. Хочется остаться и ловить таких  преступников, не давать им вести себя таким образом.