Встреча Биньямина Нетаньяху с Владимиром Путиным состоялась вскоре после того, как российский президент обсудил ситуацию вокруг поставок ракет С-300 с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном, в то время как министр иностранных дел Сергей Лавров в Варшаве обсуждал эту же тему с Государственным секретарём США Джоном Керри. Итог обоих дискуссий продемонстрировал, что Россия не планирует прекращать поставку в Сирию зенитно-ракетных комплексов С-300 по контракту 2009 года, так как это не противоречит ни одному международному договору.

Сегодня от поставки комплексов Путина пытался отговорить Нетаньяху, который предложил провести следующую встречу в израильском курорте Эйлат, посетовав на то, что в последнее время он часто подвергается ракетным обстрелам. Впрочем, с обстрелами пока неплохо справляется противоракетная система «Железный купол», разработанная совместно с Министерством обороны США: по итогам операции «Облачный столп» в декабре 2012 года ей удалось сбить порядка 80% выпущенных по Израилю ракет. В случае объявления над Сирией бесполётной зоны, ей могли бы помочь комплексы Patriot, установленные на сирийско-турецкой границей, тем более что после извинений Нетаньяху за гибель людей на судне Mari Marmara в 2009 году турецкая сторона согласилась снять вето на военное сотрудничество НАТО с Израилем. А вот комплексы С-300 могут и воспрепятствовать созданию бесполётной зоны, за которым обычно следуют налёты бомбардировщиков тех, кто её создал. Но главная проблема даже не в этом.

Накануне произошла встреча Дэвида Кэмерона с Бараком Обамой, по итогам которой он приветствовал согласие Путина присоединиться к поиску политического решения сирийской проблемы и пообещал удвоить поддержку оппозиции ненаступательного характера к 2015 году. Примечательно, что Кэмерон говорил именно об умеренной оппозиции, в то время как в лагере противников Асада всё больше начинают преобладать религиозные экстремисты, которые своими действиями сильно подмачивают репутацию свободолюбивых борцов с кровавым режимом. Так, после заявлений комиссии ООН о том, что химическое оружие, о применении которого накануне говорили официальные лица Израиля и США, могло быть использовано самими повстанцами, спекуляции вокруг этой темы быстро прекратились. А буквально сегодня в сети появилось видео, на котором командир повстанческой «Бригады Омара аль-Фарука» кусает сердце, вырезанное у правительственного солдата.

Видеозапись события, произошедшего несколько недель назад, вызвала настоящий шок в американской и европейской прессе, заставив содрогнуться от отвращения даже тех, кто питает к повстанцам искреннюю симпатию. Международная неправительственная организация Human Right Watch назвала этот эпизод военным преступлением и заявила, что виновные в подобных акциях должны отвечать перед Международным уголовным судом. Руководство Свободной Сирийской Армии уже заявило, что поступок командира характеризует лишь его самого, а не всю оппозицию и пообещала, что он ответит за свои действия. О том, какие именно санкции будут применены, не сообщается.

Этот далеко не единственный эпизод того беззакония, которое сейчас творится в Сирии, со всей наглядностью демонстрирует, что с уходом Башара Асада проблемы сирийского народа не закончатся. Пока ведущие мировые державы спорят о методах решения проблемы, Сирия всё глубже погружается в пучину гражданской войны, в которой основным ориентиром становится религия. Примеры Ирака, который практически перестал существовать как единое государство и Ливии, раздираемой клановыми противоречиями, показывают, что авторитарные режимы подчас не дают развиться куда более серьёзным противоречиям. Зачастую после окончания активных боевых действий вчерашние противники режима разделяются по религиозным или этническим противоречиям и переходят к тактике скрытого террора друг против друга (Ирак) или идут воевать в соседние страны, дестабилизируя ситуацию в регионе (Ливия). Очевидно, ситуация в Сирии зашла слишком далеко, и теперь некогда могущественная страна будет вынуждена пойти по одному из этих сценариев или создать свой, далеко не последний в мировой истории.