Традиционные встречи президента с лидерами думских фракций никогда не бывают скучными. Дождавшись возможности высказаться, думцы пусть и в разной степени, но не стесняются в ни в желаниях, ни в выражениях.

Началась встреча со сверхактуальной темы: сложного выбора для депутатов — зарубежные счета или мандат.

— Некоторые из чиновников и парламентариев сделали добровольный выбор, решив сложить свои полномочия еще до того, как эти меры были оформлены законодательно, — констатировал президент. — Я считаю, что это абсолютно нормальная, честная, правильная позиция. Кто-то выбрал ту сферу деятельности, которая ему ближе, кто-то хочет заниматься бизнесом, не хочет иметь никаких ограничений ни по счетам, ни по ценным бумагам иностранных компаний. Это абсолютно нормально. Считаю, что эта позиция заслуживает уважения.

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин, рассказывая о работе, попросил благословения президента на обзаведение думцами собственным геральдическим знаком.

Владимир Жириновский сразу пошел на Путина широким фронтом, собрав с своей речи все подряд. Начал лидер ЛДПР с тезиса «не надо нам так много партий».

— Ерунда все это с многопартийностью! Вот в Болгарии 40 партии, а прошли только 4. Мелкие партии только мешают нормальной работе.

— А сколько сейчас партий? — уточнил Путин.

— Больше шестидесяти, но у большинства нет никакой работы, только одно название.

Дальше Владимир Вольфович вдруг перескочил на программу развития Дальнего Востока

— Нужен столыпинский вариант! Надо давать молодежи, которая туда переедет, давать землю, освобождать от налогов, от армии освобождать… Сейчас пропагандой не возьмешь человека, ему льготы нужны!

Досталось от Жириновского Афганистану («надо устроить там текстильные фабрики, китайский вариант»), иностранным продуктам питания («тараканов уже едят, а у нас есть нормальная пища»), и, естественно, средствам массовой информации («про что они сообщают? Один соседа застрелил, другая себе грудь вырезала! Кому это надо?»)

— Кто себе грудь вырезал? — удивился Путин.

— Американская актриса! — вскипел Вольфович. — Она, видите ли, рака боится, и вырезала. А все каналы об этом день и ночь трубят! Нам не нужна такая пропаганда!

С тезисом, что Дальний Восток надо развивать активней, Путин согласился, но не целиком:

— Не уверен, что там надо отменять воинский призыв, — усомнился президент. — А кто будет тогда в армии служить?

— Так они все равно уклоняются!

— Давайте подумаем, — не стал дразнить Жириновского президент. — У нас тогда некому будет даже сам Дальний Восток защищать.

— И русским переселенцам из-за рубежа — автоматически сразу же гражданство, — не мог успокоиться Владимир Вольфович. — Не через восемь лет, а сразу!

— А вот это вариант, — кивнул Путин.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов поблагодарил президента за то, что на Парад победы вернули суворовцев и нахимовцев, и пошел в атаку, потребовав по сути пересмотра итогов приватизации.

— Это не нормально, когда все наши рудники, которые все страна создавала, работают на пятнадцать упырей! Этих олигархов вы не раз дрючили, надо за них всерьез взяться.

После этого Зюганов стеной встал за «уничтожаемую систему высшего образования», иллюстрируя это апокалиптическими картинками: «в одном институте у Мау зарплата миллион, а в соседнем вузе у уважаемого профессора — 40 тысяч», «пришел Ливанов и закрыл 136 вызов разом». Поратовал Геннадий Андреевич за сельское хозяйство, которое страдает от «ничего не понимающих в нем начальников»: «что может дать сельскому хозяйству потомственный хлебороб Дворкович».

Но главный удар Зюганов нанес по Чубайсу:

— У Чубайса одна идея — все приватизировать, сейчас вот «Роснано» хочет приватизировать. Создали контору под государственным флагом! А у Чубайса средняя зарплата 430 тысяч. Я смотрел отчеты Счетной палаты: берут в аренду «ауди А8» за миллион шестьсот тысяч рублей в месяц! В аренду! За три месяца можно новую «ауди» по такой цене купить.

— В науке и образовании много проблем, — признал Путин, — Но и структурные реформы тоже нужны. Я же встречаюсь с преподавателями и ректорами, и они сами мне об этом говорят. Приватизация «Роснано» не планируется. Я не представляю, как мы будем развиваться в этом сложнейшем направлении, без государственной поддержки.

Лидер «Справедливой России» предложил освободить от земельного налога владельцев единственного земельного участка до 8 соток и попросил ввести для пенсионеров, достигших 70 лет, тринадцатую пенсию по итогам года.

— Мы посчитали, 10 миллионов пенсионеров у нас вошли в этот возраст, — развивал идею Сергей Миронов. — Это как раз те самые «дети войны», которым мы обязаны помогать. Сумма получается большая, но не смертельная — 120 миллиардов рублей. Это ложится в рамки ваших майских указов по социальной поддержке населения.

— Мы с вами должны все посчитать, что и где мы можем сделать, — ответил Путин. — И поняв это, должны направить средства на приоритетные участки.

Речь лидера «Единой России» Владимира Васильева больше напоминала отповедь коллегам, требующих слишком многого.

— Геннадий Андреевич, ну не хотят люди у нас заниматься политикой, что же делать? — парировал он критику Зюганова и Жириновского по поводу слишком большого числа появившихся партий. — Ну не закручивать же гайки, да? И по депутатам… Сейчас меняются времена, кто-то пришел работать в Думу в одни времена, сейчас — уже он не хочет сам оставаться в ней при новых требованиях.

— По порядку избрания депутатов Госдумы я скажу в общих чертах, — завершил прения Путин. — Я бы ничего не хотел ограничивать. Наша система должна быть гибкой и открытой, но при этом — работоспособной и стабильной. Нам не нужна ситуация как у наших соседей, где постоянно драки в парламенте идут, а работа стоит. Но мне не хочется вводить правила, которые ограничат доступ граждан к управлению страной.