Громкое убийство в Лондоне, которое власти уже назвали терактом, всколыхнуло мировую общественность. 22 мая два человека, впоследствии оказавшихся британскими подданными, напали на 20-летнего солдата недалеко от казарм в районе Вулич. По словам очевидцев, преступление среди белого дня было совершено с ужасающей жестокостью: сперва молодого человека сбили на машине, а затем убийцы с криками «Аллаху Акбар» набросились на него c ножом и топором для разделки мяса, причём, действовали с удивительной жестокостью.

«Они буквально изрубили беднягу, — рассказал один из очевидцев, — Они его резали, кромсали, пытались отрезать куски». Большинство проходящих мимо людей не сразу понимали, что происходит – сначала многие думали, что кому-то стало плохо, и его реанимируют, и лишь приблизившись на достаточное расстояние, осознавали кошмарную суть происходящего.

После убийства террористы не предприняли никаких попыток скрыться: вместо этого они, вытащив бездыханное тело на проезжую часть, начали ходить вокруг, размахивать своим оружием и кричать «Аллаху Акбар», всячески стараясь привлечь к себе внимание. Когда вокруг собралось достаточное количество людей, снимающих происходящее на мобильные телефоны, один из террористов, руки которого от крови казались одетыми в красные перчатки, решил сделать политическое заявление.

«Я сожалею, что женщины тоже стали свидетелями этому. Но в нашей стране женщины видят такое постоянно. Вы никогда больше не будете в безопасности. Свергните своё правительство, ему на вас наплевать, — заявил чернокожий убийца, размахивая ножом. — Вы думаете, когда мы обнажим оружие, достанется Дэвиду Кэмерону? Что политики начнут умирать? Нет, это будут простые люди, как вы, ваши дети. Так что избавьтесь от них. Скажите им, чтобы вывели войска, чтобы мы все жили в мире».

Большинство свидетелей считает, что причиной нападения стала футболка жертвы – на ней была изображена эмблема благотворительного фонда «Помощь для героев», который занимается сбором средств для поддержки военнослужащих-инвалидов. По словам вожатой бойскаутов, которая завела с убийцей разговор, чтобы избежать новых жертв, это подтвердил и сам террорист.

«Убил, потому что он убивал мусульман, а мне надоело, что людей в Афганистане убивают. Нечего им там делать», — передаёт его слова 48-летняя Лойя Кеннет. Она говорит что, убийцы намеренно дожидались приезда полиции, чтобы вступить со стражами порядка в перестрелку и умереть мучениками. Однако стражи порядка действовали профессионально, нанеся нападавшим ранения, не угрожавшие жизни. Оба террориста были обезврежены и на вертолёте доставлены в больницу.

Ночью после убийства произошли столкновения полиции с активистами ультраправой организации «Лига защиты Англии», выступающей против исламизации Великобритании. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон прервал свой визит во Францию, и сразу по возвращении провёл заседание Комитета по чрезвычайным обстоятельствам (COBRA). Хотя уровень террористической угрозы было решено не поднимать, командование военных сил запретило солдатам носить форму в общественных местах. Премьер-министр заявил, что Британия никогда не склонится перед терроризмом, однако при этом призвал не связывать убийство с исламом, так как «ничто в исламе не оправдывает этого убийства». С аналогичным заявлением выступили ведущие богословы Великобритании, имевшие для этого все основания: минувшей ночью попыткам нападения подверглись сразу две мечети.

Видеосопровождение лондонских убийств подтверждает, что мир вступает в новую эпоху, в которой отражение некоего события в виртуальной реальности подчас становится важнее, чем само событие, привлекая к проблеме максимальное внимание общественности. На прошлой неделе схожую реакцию вызвали кадры с поеданием сердца сирийского солдата бойцом оппозиционной группировки. В России в это время бушевал скандал по поводу кадров избиения малышей в амурском интернате старшей воспитанницей, а также изнасилование иркутскими школьниками своего одноклассника, также заснятое на видео. Несмотря на то, что и зверства войны, и подростковая жестокость хорошо описаны, и каждый день в СМИ появляются всё новые сообщения, видеокадры производят куда более сильное впечатление. Лучше один раз увидеть, чем тысячу раз прочитать. Точнее, одно попросту несопоставимо с другим.

Как бы хорошо ни было развито человеческое воображение, оно может воспроизвести лишь часть картины, а чаще всего за символами на бумаге и вовсе не возникает никаких образов. Совсем другое дело видеозапись: обычная городская улица, ходят люди, ездят машины, и совсем рядом человек, который только что разделал другого человека тесаком, рассказывает о своих политических взглядах. Или другая сцена: общая спальня, молодая девушка, почти девочка под хихиканье снимающей подруги по очереди лупит орущих детей ремнём, и при этом весело улыбается и строит гримасы. Дикость происходящего, несовместимость с повседневной жизнью, помноженные на эффект присутствия дают необходимый эффект: зритель чувствует себя сопричастным и намного сильнее реагирует на какое-то увиденное событие, чем на десять подобных, о которых прочитал бы в какой-нибудь статье.

Развитие современных технологий, по всей видимости, приведёт к тому, что скоро любое событие будет восприниматься не столько с моральных позиций, столько с точки зрения того, насколько удачно был подобран ракурс для его съёмки. Братья Вачовски не зря изобразили Архитектора своей «Матрицы» одного из разработчиков протокола TCP/IP Винтона Сёрфа, которого часто называют «Отцом Интернета». По мере того, как человек оказывается всё глубже погружённым в киберпространство, оставаясь онлайн практически круглосуточно, он начинает воспринимать происходящие в мире события через призму медиасферы и реагировать на моральную подоплёку происходящего с поправкой на ракурс и «эффект трясущейся камеры».

Очевидное развитие этой пугающей тенденции вместе с ослаблением цензуры благодаря расширению возможностей обмена данными может привести к расцвету такого жанра как снафф. Как правило, снафф является записью реальных пыток, изнасилований и /или убийств и, как правило, распространяется нелегально. Однако желание «увидеть, а не услышать» подчас оказывается сильнее моральных установок, и люди заворожённо смотрят на кадры человеческих страданий, лишь прибавляя популярности и просмотров тем, кто достоин лишь презрения. Чем может закончиться такая практика, хорошо описано в романе Виктора Пелевина «SNUFF», где хорошо задокументированные кадры насилия становились причиной для начала войны, главным смыслом которой были съёмки фильма о настоящей войне. Уже сейчас кадры реальных убийств или унижений способны вызвать в массовом сознании чувства, которыми для достижения своих целей могут воспользоваться как террористы, так и нечистые на руку политики. Конечно, при условии, что кадры, ставшие причиной массовой истерии, будут самыми настоящими, а у оператора от волнения будут немного подрагивать руки.