В минувший понедельник вечером глава Чеченской республики Рамзан Кадыров принял в Грозном большую группу главных редакторов российских СМИ и  столичных журналистов. Вот наиболее интересные фрагменты беседы, продолжавшейся около четырех часов…

О религии и деньгах, которые дает Аллах

— …Мне не безразлично, что происходит на Болотной в Москве или в Питере. Но если я что-то скажу — сразу: куда лезет Кадыров, он из себя возомнил кого-то, что-то? Начнут… Поэтому я могу сказать при отдельной встрече.

Я даже сейчас готовлю целое… не письмо, даже больше письма, на имя президента. Свое видение по религии ислам. Что, как, какие у нас минусы, какие у нас плюсы, какие у меня видения на это, какие недоработки Кремля насчет этого. Я в ближайшем будущем отправлю на имя президента страны.

У нас же так: ну, даже если вопрос обсуждают, это уже плохо. Ну это мы знаем, что если мы сейчас будем об этом говорить, то все уже, где-то там в кабинетах нас начнут сильнее давить… Как так можно? Я вообще не понимаю этого.

— Демократия…

— Какой демократия? Когда мы надеваем платок, это уже все, это нарушение. Когда мы станцевали лезгинку – это все, нарушение. А если вот такие поведения, такое, такое…

— Вам какое государство ближе по отношению к религии? Куда вы ведете Чечню?

— Не Иран, не Турция. Коран… обычаи, традиции наших предков. Законы Российской Федерации и законы Чеченской Республики. Конституция России и конституция Чеченской Республики.

— Чечня (Чечено-Ингушетия. — А.Г.) всегда была светской республикой…

— Мы светское и есть. Посмотри, дай оценку. Пожалуйста, выйди в народ, сходи, мы светские или не светские? Мы остаемся быть светскими.

Мой отец (Ахмат-хаджи Кадыров. — А.Г.) был против того, когда объявили шариатское государство – Ичкерию. Он сказал, что мы не готовы к этому. Нам нужно сначала изучить, что это такое. У нас нет ни одного специалиста, который может по шариату судить.

Мой отец – один из тех, кто против выступил паранджи. Во времена Ичкерии, когда провозгласили исламское государство, шариатское правление. Мы боролись с этими шайтанами. У нас светское государство… Живем в светском государстве России, мы и есть реально Россия. Но есть хорошее и плохое. Необходимое и противоречащее. Мы имеем право говорить, показывать, что хорошо, что плохо для человека, чтобы он мог определиться.

— При вашем отце на улицах Грозного было меньше девушек в платках… А сейчас можно у вас вообще без платка ходить?

— Конечно. Выйдите на улицу, посмотрите.

— И в юбке до колен?

— К сожалению, юбки… Главное, я говорю, чтобы не в трусах ходили. В юбках можно. Да, у нас есть форма для студенток, есть специальный костюм для парней. Они, когда заходят в университет, они надевают форму ЧГУ (Чеченского госуниверситета. — А.Г.) или другой, со знаком, с эмблемой. И они обязательно надевают. Не я принимал, это ученый совет. У нас — знаем, что было. Никто не учился, на свиданиях сидели. Пили, курили, гуляли… А сейчас  у нас и отношение к образованию изменилось. И всё.

— А если студентка атеистка, она все равно должна в платке ходить?

— Нет, если она не мусульманка, то она не должна… А если она мусульманка, то она должна надевать платок обязательно.

— Девушек на улице расстреливали из пейнтбольных ружей, кто не носил платок. Были такие случаи?

— Да, были.

— Как вы к этому относитесь?

— Да, никак. Как можно?

— А нашли тех, кто стреляли?

— (Обращается к своим помощникам) Вы нашли тех, кто стреляли? Пейнтбол.

— Да, нашли.

— И что с ними сделали?

— Их оштрафовали.

— А девушки платки потом стали носить? Это их испугало?

— …Кто хочет – носит, не обязательно это. Демократия. Вы видите… Сейчас мы закончим, мы с вами заедем, я вам покажу. Если даже будет, я буду счастлив, что будет меньше в платках, но будет больше.

— А туфли на каблуках при этом можно?

— Можно туфли. Правильно вот не паранджа, ничего. Правильная форма у мусульманок. Волосы обязательно прятать нужно…

— Однажды у вас спросили, кто вам дает деньги? Вы сказали: Аллах дает. Это взорвало Интернет…

— Вы верующие люди? Если верующие, почему вы креститесь? Почему? Почему вы ходите в церковь, молитесь по-разному? Помощь от всевышнего, от бога нужна же. Хотя я истинно верующий мусульманин, я знаю, все, что происходит в этой жизни, дает всевышний. Поэтому я говорю, без воли всевышнего я не мог бы получить ни одной копейки. То же самое. Аллах дает. Я знаю, что мне все дает Всевышний. Поэтому я говорю: Аллах дает.

Я истинно верую. Если бы я не верил во всевышнего, то я не служил бы. Я – раб Всевышнего. Я счастлив, что я преклоняюсь Всевышнему. Для меня самое большое счастье, что я раб Всевышнего. После этого стал слугой народа. Я верю в Аллаха, я знаю, что он создал нас. Я знаю, что есть ад и есть рай. И поэтому это мое глубокое убеждение.

— Грешить приходится?

— Ну, я стараюсь не грешить. Я знаю, что запрещается в исламе, что разрешается. Я работаю над собой. Если даже были ошибки, то теперь таких ошибок у меня нету. Не допускаю. Я думаю, что постараюсь, чтобы аллах был доволен.

О «Единой России» и Путине

— Вы по-прежнему являетесь членом Высшего совета «Единой России»?

— Да. Если не приняли решение.

— А партийная жизнь бьет ключом?

— Очень активная, на мой взгляд, партийная жизнь в партии «Единая Россия».

— А вообще партийная система здесь как представлена? Какие партии?

— Много партий. Это коммунисты, «Справедливая Россия», ЛДПР, «Единая Россия». Много кого… Когда выборы начинаются, мы сразу…

— (Реплика из зала) Закрыли.

— Закрыли, да? Я не знаю.

— А как так получается, что Путин с «Народным фронтом», а вы остались с «Единой России»?

(Смеется). Где Путин, там и Кадыров. Я даже и не знал, что так…

— Владимир Владимирович с «Народным фронтом».

— Он и с «Единой Россией», Путин. Я не сказал ни одного слова, что он вышел из «Единой России». Если он будет против, я сразу уйду от… Если будет Путин против партии, слово просто, я уйду сразу.

— (Реплика из зала) И хана партии.

— Если он скажет, точно…

— Все уйдут.

— Я Владимира Владимировича очень уважаю. И он действительно патриот России, сильный человек. Он своим волевым решением закончил войну на территории Чеченской Республики. И восстановил республику. Поэтому мне за честь, куда он, туда и я. Если, конечно, он разрешит… Если он в церковь зайдет помолиться… вы сразу туда.

Я говорю: в жизни у меня есть принцип. Я этого человека уважаю, где бы он ни находился, готов быть всегда рядом. Что он сделал для меня, для чеченского народа, я никогда этого не забуду. Так что выполнять указы, приказы президента — возможно! Это для меня честь. Потому что если бы не он, то мы бы здесь не сидели. До сих пор продолжались бы военные действия, разруха, все, что в те годы… И я знаю, как ему трудно приходилось принимать решения. Приезжать, поддерживать, развивать. Так что поэтому я где он, если он там — там и я.

О фразе «Хватит кормить Кавказ»

— Сегодня, когда с подачи именно журналистов, те люди, которые думают до сих пор, что у нас военные действия, что нам выделают большие деньги, еще сверх, чем другим, — они действительно поднимают этот вопрос, пишут, читаю интернет – кипит! И самая неприятная фраза: хватить кормить Кавказ!

Мы – граждане России. Это рубеж России – Кавказ. Если Кавказ будет защищать Россию, то России безопасно будет с Кавказа.  

Если реально посмотреть на нас, реально открытыми глазами, не просто придумывать что-то там, у каждого есть свои ошибки – минусы, плюсы, — мы стараемся быть не выше, не ниже, а держать среднюю планку.

Каждый журналист, каждый работник газеты и журнала — он хочет показать себя. Насколько он умный, насколько он написал такую статью, чтобы людям было интересно читать. А чеченская тема всем интересна. Особенно, когда про Кадырова что-то говорят. Меня хотят превратить… что я бандит, террорист. Задайте вопрос: зачем Кадырову это нужно? Что это дает плюс – совершение преступлений, коррупция? Что дает для Кадырова это? Плюс? Нет. Наоборот, минус. И мы не стоим ни за какими преступлениями. Мы, наоборот…

Я потерял все. Я 420 человек похоронил, которых лично я знаю. Не говоря об остальных. Я командиром был, я воевал. И как я могу бросить то, что начал мой отец? А для меня мой отец в этой жизни, в религии, после религии – мой отец. У меня мечта была, чтобы он сказал: Рамзан, ты должен умереть. И в эту же секунду умереть. Для меня это была мечта. Так я любил своего отца и так люблю.

Если даже я хочу быть плохим, у меня не получится. Мне совесть не позволит. Я – сын Ахмат-хаджи. А он отдал свою жизнь за мирную и процветающую республику. Это какой-то человек, который не знает, что такое родина, народ, патриотизм, пишет такие гадости про тебя, обидно бывает. Я не говорю, чтобы хвалили. Я вас попросил бы, чтобы писали истинную картину, говорили истину. Я знаю, что кому-то… нужно такое вареное, жареное, горячее, чтобы…

…У меня тоже дети есть. Когда про меня такие вещи говорят… дети взрослые. Они говорят: на самом деле, почему они так говорят? Уже они оскорбляются. Я говорю, я – семьянин. У меня дети есть, мать, сестры. Я живу в селе. Ну почему надо придумать что-то, чтобы было кому-то интересны канал, журнал, газета? Ну говори про меня правду. Заставь меня покраснеть. Заставьте меня извиниться за свои ошибки. Я говорю: не делал я такого и не стою я за этим. У меня другие взгляды, другая жизнь, Я по-другому служу.

Я хочу показать и доказать, что Путин Владимир Владимирович, Ахмат-хаджи Кадыров хотели вместе видеть такую республику. Что они этого добивались. У Ахмат-хаджи не получилось, он погиб. Но его команда, мы продолжаем его дело. И закончим, доведем до логического конца.

И довели мы. Чуть-чуть остались проблемы, мы решим их. Кто бы что бы ни говорил, у нас все равно это получится. У нас намерения чистые. Говорите про нас все, что угодно. Европа каждый год, Европарламенты нас давили. В прошлом году они признали, что мы хорошие. Что мы не нарушаем права. Что бы как бы про нас ни говорили «Мемориал», Каляпин, Цаляпин, Саляпин… Что бы ни говорили, они признали, что мы не нарушаем права людей. Значит у нас не нарушают.

Если даже нарушаем, мы наказываем по закону. Мы снимаем их, они не служат с нами.

У нас по раскрываемости преступлений 90 %, если средний по России – 50 %. У нас снижение аварийности на дорогах — 13 %. Дороги хорошие, всё. У нас все показатели, уличные преступления — самые низкие. Грабежи, угон машин, тяжкие преступления, особо тяжкие – у нас все самые лучшие показатели. У нас все отделы, которые есть – пенсионный, железных дорог, пожарный, МВД ,-  мы все на ведущих местах. Первые, вторые, третьи места занимаем по России…

ЧТО ЕЩЕ СКАЗАЛ ГЛАВА ЧЕЧНИ

Где ловят Доку Умарова

— Вы знаете каждый метр на этой территории… Почему до сих пор не пойман Доку Умаров? (Лидер чеченского бандподполья. — А.Г.)

— Руководство Ингушетии проводит официальные мероприятия… Опять упустили мы его. Он большинство времени проводит не у нас. Поэтому у нас это не получается.

— Его ловят или не ловят?

— Ловят, конечно. Моя мечта – уничтожить его. Не ловить, а уничтожить. Он гнилой сам по себе. У нас сегодня все его ищут. Кто занимается, тот поймет, какие трудности бывают там. Сам где-то сидит, в лесу, горах, в селе. Его найти там трудно бывает. Как задержали Магаса? (один из боевиков. — А.Г.) В хорошем доме жил. Как американцы уничтожили Бен Ладена? Рядом с военной базой жил нормально. Не каждый двор проверишь…

— Была информация, что якобы Доку Умаров умер.

— Я не знаю. Обидно будет, если он умрет так. Его надо уничтожить. И желательно, чтобы мы проводили.

— Вы уверены, что он в Грозном?

— Может он жить в Грозном. Почему бы нет? Грозный – 350 тысяч. Почему нет?

— Главное, чтобы не оказался соседом Депардье.

— А что? Тоже актер по-своему.

Почему не наливают «обрусевшему» французу

—  А как Депардье без выпивки здесь? Тяжело, наверное. Или терпит?

— Мы не наливаем. Не знаю, как.

— Со своим приезжает?

— У нас продают. Мы не наливаем, я не пил с ним.

— Когда вы с ним ужинаете, он не пьет, что ли?

— Нет. Я не видел, чтобы он пил. Даже не просил.

— У него на виноградниках вино делают.

— Пусть у себя делает.

— Вы никаких гостей не угощаете спиртным?

— Нет. Я не наливаю.

— Все мы приехали трезвые.

— Правильно. Если бы кто-то выпил, начал бы болтать… Испортил бы нам встречу всю. Я никогда не курю. Никогда не пробовал. Не пил. Я веду здоровый образ жизни, принципиально не наливаю, не угощаю. Чистая вода, соки, лимонады…

Зачем отменили «чеченский призыв»

— Слабые наши генералы-то, знаете, кто пишет такие рапорта, что не нужно пока призывать чеченцев, кавказцев. Всегда славились Кавказ и чеченцы, служили достойно, показывали себя. Это не наша вина в том, что мы отдали на произвол судьбы террористам нашу территорию. Это сделал федеральный центр, не мы. Мы, наоборот, защитили, мы учли историю. Поэтому мы достойно показали себя.

У нас во внутренних войсках батальон есть, полк есть. Там почти все чеченцы служат. Чеченцы могут служить и в других местах. Надо призывать их. Я считаю, что виноваты генералы. Должны подумать об этом.

… И про красивую жизнь

— Вы разбираетесь в автомобилях. Какой самый любимый?

— «Приора», сборка в Аргуне. Серебристая. Больше мне нравится «Мерседес». Удобная, рабочая, мягкая, не устаешь. Проходимость хорошая. Мне всем очень нравится, хороший.

Я же молодой. Я люблю красиво жить, красиво одеваться.

У нас, знаете, плохое что? Мы чиновников заставляем показать себя, что они бедные. И этим заставляем совершать преступления большие. Представьте министра. Этот человек днем и ночью служит. Он практически не бывает дома. Он не бывает с семьей. И он не может позволить себе купить машину, построить дом. Мы сразу: он дом построил! Этот сел на мигалку. Мы сразу начинаем человека убивать, сажать.

А тем не менее, все живут хорошо. Это очень плохо. Мы сами обманываемся, стараясь обманывать народ. Любой из вас хочет хорошо жить, еще лучше жить. Чтобы наши дети были счастливы, чтобы у них были дома, машины, работа. Каждый хочет. Они тоже люди.

Если без иронии будете относиться к Чеченской Республике, это для нас очень необходимо и нужно. Потому что мы пострадали очень сильно. Не по вине чеченского народа, а по вине тех людей, которые играли в политику. Кто развалил Советский Союз, кто хотел развалить Россию. Они выбрали для разборок Чеченскую Республику. У них не получилось этого. Наоборот, мы укрепили государственность России. И чеченцы встали на защиту России. Мы воевали, мы показали, что мы не предатели, что мы не террористы, что мы никогда не были врагами.

 
Жерар Депардье прилетел в Грозный на съемки нового фильма и станцевал зажигательную лезгинку. Также артист стал почетным гражданином Чечни и получил пятикомнатную квартиру (далее).