О необходимости повышения коммунальных тарифов в Украине с целью их приведения в маломальское соответствие с экономически обоснованным уровнем говорят по меньшей мере с середины 1990 годов, но без особого результата. Однако сейчас эти перспективы выглядят как никогда близкими и реальными. Подъема тарифов требует от Украины МВФ, увеличение стоимости газа и электроэнергии заложено в обязательства, взятые нашей страной при вступлении в Энергетическое сообщество стран Юго-Восточной Европы. Наконец, из-за хронической нехватки финансирования приходит в упадок коммунальная инфраструктура. На самом деле проблема заключается лишь в том, что экономически обоснованные тарифы слишком велики в сравнении с доходами большинства населения Украины.

Так дальше жить нельзя

Пожалуй, трудно найти в Украине более запущенный сектор, чем коммунальное хозяйство. Проблемы, трудности и экономические несообразности, опутывающие рынки природного газа и электроэнергии, водное и тепловое хозяйство, запутаны и грандиозны. Впрочем, у многих уже возникло устойчивое впечатление, что нынешняя система дошла до предела своих возможностей и нуждается в срочном реформировании.

Требования Международного валютного фонда, ставящего одним из основных условий возобновления кредитной программы для Украины повышение цен на газ для населения, на самом деле подразумевают проведение глубоких и радикальных преобразований, от успеха которых во многом зависит будущее отечественной экономики. Нынешняя модель откровенно изживает себя.

Итак, возьмем рынок газа. Правительство считает своим большим успехом закупки природного газа у германской компании RWE по ценам, которые в первом квартале текущего года были на 30 долл./тыс. куб. м меньше, чем у российского «Газпрома». Однако поставки из Европы в том же первом квартале составили всего 1,7% от всего объема импорта газа, его стоимость все равно более чем в 2,5 раза превышает цену, по которой «Нафтогаз Украины» продает его предприятиям теплокоммунэнерго, и в 4 раза – большинству населения. В результате на этот год в бюджете предусмотрено выделение 21,5 млрд грн. на компенсацию убытков «Нафтогаза» от поставок газа для котельных и ТЭЦ.

Конечно, население, как принято считать, получает более дешевый газ внутренней добычи, но и здесь возникает множество проблем. Отечественные газодобывающие компании получают мизерные прибыли, из-за чего, по мнению экспертов, не имеют возможности вкладывать средства в разведку и освоение новых месторождений. Кроме того, наличие льготных цен на газ для определенных категорий потребителей категорически не соответствует европейским стандартам, которых Украина обязана придерживаться как член Энергетического сообщества.

Ненамного лучше ситуация в энергетике. По оценкам некоторых экспертов, тарифы на электроэнергию для населения покрывают лишь 25% ее себестоимости. Чтобы компенсировать эти потери, приходится увеличивать ее цену для промышленных потребителей, которая к настоящему времени практически достигла европейского уровня. К тому же, нынешние тарифы не покрывают затрат на обновление сетей электропередач. Между тем, по официальным данным, порядка 15-20% из них нуждаются в немедленном ремонте.

Еще более острой является проблема высокого износа инфраструктуры в тепло- и водоснабжении. По данным Национальной комиссии, осуществляющей госрегулирование в сфере коммунальных услуг, нынешние тарифы покрывают себестоимость водоснабжения только на 60%, а теплоснабжения – на 70%, в случае если брать в расчет низкие цены на газ для ТКЭ. Из-за тотальной нехватки финансирования ежегодно заменяется в 4-5 раз меньше труб, чем необходимо. Это приводит к чудовищным потерям воды и тепла, которые, в свою очередь, ложатся на себестоимость.

В этом году в Государственном бюджете предусмотрено выделение более 5,1 млрд грн. в качестве целевой субвенции на покрытие разницы между платежами, которые получают водоканалы согласно действующим тарифам, и реальной себестоимостью их услуг (правда, как заявляют сами водоканалы, они этих денег пока не видели). Так или иначе, по подсчетам МВФ, ежегодно Украина тратит на субсидирование газа, электроэнергии, прочих коммунальных услуг до 70 млрд грн., т.е. 5% от ВВП, или 17% расходов Государственного бюджета на текущий год. Безусловно, не факт, что эти средства действительно выделяются и доходят до конечных получателей, но, как считают в МВФ, это сумма, которую предприятия сектора не могут законным образом получить с потребителей.

Все осложняется еще и тем, что практически все газо-, электро- и водоснабжающие предприятия де-факто являются частными и должны приносить прибыль своим собственникам. При этом все они являются локальными монополистами. В сочетании с государственным субсидированием это создает питательную среду для злоупотреблений, коррупции и всевозможных черных и серых схем.

Конечно, переход на рыночную систему ценообразования в этой ситуации невозможен в принципе, но повышение регулируемых государством тарифов до экономически обоснованного уровня, покрывающего затраты поставщиков, все-таки позволит этим частным предприятиям получать законную прибыль за счет продажи их услуг. А также создаст хоть какие-то предпосылки для вывода сектора из тени и появления в нем независимых игроков. Кроме того, как считают в МВФ, сокращение субсидий позволит существенно оздоровить государственные финансы и уменьшить дефицит бюджета от 3,2% от ВВП, запланированного на текущий год, до 1,9-2,0%.

Шок или терапия?

При этом сохранять нынешнюю систему тарифов украинскому государству становится все более проблематично. Во-первых, высокие цены на импортный природный газ не только наращивают убытки «Нафтогаза Украины», но и заставляют правительство тратить все больше средств на поддержку госкомпании. Из-за экономического кризиса, расширяющегося дефицита бюджета и растущего государственного долга у правительства становится все меньше возможностей субсидировать коммунальную сферу.

Во-вторых, хроническое недофинансирование сектора, который, как правило, не получает от государства большей части предусмотренных бюджетами субсидий, приводит к опасному увеличению износа всех коммунальных сетей. Большинство частных компаний финансируют их модернизацию по остаточному принципу, из-за этого с каждым годом растет число отказов и аварий. Через несколько лет оно может перейти критическую черту, за которой просто начнется развал систем.

Наконец, в-третьих, сохранение оставшейся еще со времен Советского Союза субсидируемой государством коммунальной сферы решительно противоречит взятому украинским правительством курсу на евроинтеграцию. В Евросоюзе этот сектор, конечно, регулируется государством, но оно лишь устанавливает правила игры и следит за их соблюдением, но не несет никакой финансовой нагрузки.

В последние несколько недель появились признаки того, что Украина готовится к переходу на европейскую модель и в качестве первого шага планирует повышение тарифов.

Так, Верховная Рада в середине мая приняла в первом чтении закон, согласно которому установление тарифов на газ и электроэнергию должно стать прерогативой НКРЭ. В принципе, это соответствует европейскому стандарту, в рамках которого такие вопросы и должен решать независимый регулятор. Однако прежнее положение, в соответствии с которым тарифы менялись в Верховной Раде, делало практически невозможным их существенное повышение, а теперь власти как бы могут снять с себя ответственность, прикрывшись НКРЭ. Тут же в украинских СМИ появились сообщения о готовящемся повышении тарифов на электроэнергию для населения на 25% и на газ – на 20%. Это было немедленно опровергнуто пресс-службой НКРЭ, но буквально на следующий день в «Зеркале недели» появилась информация о том, что, согласно проекту Меморандума об экономической и финансовой политике между Украиной и МВФ, цены на газ будут подняты на 40%.

Примерно в то же самое время заговорили о повышении и других коммунальных тарифов. Национальная комиссия по государственному регулированию в сфере коммунальных услуг (НКРКУ) со ссылкой на требования того же МВФ заявила о необходимости увеличения размеров платежей за воду и теплоснабжение примерно на 30-33%. Наконец, в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект о введении ежемесячного целевого сбора на уровне не менее 0,5 грн. с квадратного метра жилплощади, средства от которого (6 млрд грн. в год, как тут же посчитали журналисты) планировалось направить на улучшение содержания жилищного фонда и ремонт инженерных сетей.

По предварительным и приблизительным подсчетам, все эти нововведения приведут к одномоментному росту коммунальных платежей на 125-300 грн. в месяц для средней украинской семьи, проживающей в обычной городской квартире и потребляющей минимальные объемы газа и электроэнергии. Однако проблема в том, что этот подъем будет только первым, но далеко не последним. Как требования МВФ, так и обязательства перед Энергетическим сообществом предусматривают постепенное, последовательное и неуклонное повышение тарифов до уровня, реально покрывающего стоимость предоставляемых услуг.

Это означает, что стоимость газа для населения и теплокоммунэнерго должна быть уравнена с ценами, которые платят промышленные потребители. Даже с учетом возможности увеличения закупок менее дорогостоящего газа в Европе этот уровень составит не менее 470-520 долл./тыс. куб. м с НДС.

Соответственно, в 3,5-5 раз вырастут платежи за тепло и горячую воду. Примерно вчетверо, т.е. до уровня себестоимости, подорожает для населения и электроэнергия. Таким образом, коммунальные тарифы, которые в Украине в настоящее время являются самыми низкими в Европе после Беларуси, выйдут, примерно, на уровень центральноевропейских стран – Польши или Чехии. При этом отрасль наконец-то станет реально прибыльной и выгодной для легального бизнеса.

Однако в Евросоюзе к европейским ценам прилагаются и европейские зарплаты. В Украине же этот вопрос, очевидно, пока не стоит. Более того, согласно Меморандуму, одно из требований МВФ заключается в ограничении размера повышения минимальной зарплаты и политике нулевого роста реальной заработной платы в государственном секторе. Правда, тот же МВФ рекомендует вводить целевые субсидии для наименее защищенных слоев населения, предлагая выделять на эти цели порядка 2,3 млрд грн. в год, т.е. менее 200 млн грн. в месяц. Интересно тогда, сколько семей в действительности смогут получить такую финансовую помощь и в каком размере.

А есть ли решение?

Таким образом, украинские власти по сути находятся в тупике. С одной стороны, не повышать тарифы нельзя: на продолжение прежней политики субсидирования денег уже реально не хватает, да и давят со всех сторон. Причем не только МВФ или Европейская комиссия, но и отечественные предприниматели, контролирующие электро-, водо- и газоснабжение в Украине. Однако, с другой стороны, политическая сила, рискнувшая начать процесс приведения коммунальных тарифов к европейскому уровню при сохранении украинских зарплат, наверняка проиграет ближайшие выборы с разгромным счетом. Некоторые обозреватели считают, что власти не рискнут трогать тарифы до 2015 года, но и это не выход. Ведь после президентских выборов неизбежно наступят парламентские…

Правительство, по словам премьер-министра Николая Азарова, пытается решить проблему путем дифференциации. Размер тарифов предлагается установить, исходя из объемов потребления газа и электроэнергии, чтобы основная тяжесть платежей ложилась на более обеспеченных граждан, которые, по идее, потребляют больше ресурсов. Однако проблема здесь заключается в том, что такая дифференциация в Украине уже проведена. Домохозяйства, потребляющие более 12 тыс. куб. м газа в год и более 800 кВт-ч электроэнергии в месяц, и так платят вдвое меньше, чем промышленные и коммерческие компании. Кроме того, нынешнее плачевное состояние государственных финансов показывает, что эта идея с избирательным подъемом тарифов, действующих, кстати, уже несколько лет, никаких проблем не решила. Чтобы поправить финансовое положение государства, цены повышать придется для всех.

Безусловно, многие проблемы сняло бы вхождение Украины в Таможенный Союз. Тогда, по крайней мере, стоимость импортного газа сократилась бы до внутрироссийского уровня, как для Беларуси, т.е. около 165-175 долл./тыс. куб. м. При этом популярные в Украине страшилки о возможном резком подъеме этих тарифов через два-три года лишены основания. Вопрос о «равнодоходности» внутренних и экспортных цен на газ в России недавно был отложен до 2020 года, т.е. фактически снят с повестки дня. В таком случае тарифы на газ и тепло в Украине могли бы существенно снизиться для промышленности, а для населения подняться не более чем в 1,5-2 раза для выхода на так называемый экономически обоснованный уровень.

Впрочем, по чисто политическим причинам вероятность такого варианта невелика. Скорее всего, экономику и коммунальное хозяйство Украины все-таки придется постепенно приспосабливать к дорогостоящему природному газу, а, значит, населению надо готовиться к повышению тарифов в разы в течение ближайших нескольких лет.

В этом случае смягчить последствия скачка цен можно было бы двумя способами. Во-первых, путем реализации широкомасштабных мер по энергосбережению и повышению энергоэффективности с целью сокращения потребления газа и энергии на десятки процентов. Во-вторых, посредством наведения реального порядка в коммунальном секторе – отмены принципа тарифообразования «от затрат», введения для провайдеров коммунальных услуг стимулов для сокращения расходов, борьбы с коррупцией и серыми схемами, установления плотного государственного контроля над отраслью…

К сожалению, первый способ требует выделения огромных средств, исчисляемых сотнями миллиардов гривен, второй – наличия государственного мышления и политической воли. И то, и другое, и третье сейчас в Украине в большом дефиците, а улучшения ждать неоткуда. Поэтому, пожалуй, правительство не зря воздерживается от каких-либо действий в коммунальной сфере. В нынешних условиях эта проблема не имеет корректного решения.