МОСКВА, 30 мая — РИА Новости. Правительство РФ на заседании в четверг рассматривает законопроект, определяющий порядок и места проведения религиозных мероприятий, сообщила пресс-служба кабмина. Изменения вносятся в статью 16 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Представители традиционных конфессий России в целом поддерживают документ, разработанный Минюстом, отмечая, что он не содержит каких-то кардинальных нововведений, а лишь уточняет некоторые понятия. В частности, законопроект предлагает полный перечень мест, религиозные обряды на территории которых не нужно согласовывать с властями. В случае одобрения правительством документ в скором времени может быть внесен в Госдуму РФ.

Позиция КС РФ

На необходимость внести определенные коррективы в законодательство указал в декабре прошлого года Конституционный суд РФ после обращения уполномоченного по правам человека Владимира Лукина.

Российский омбудсмен выступил в защиту прав представителей религиозной организации «Свидетели Иеговы» Казани и Белгорода Пайкара Айрияна и Александра Щендрыгина. Они организовали публичные богослужения в некультовых помещениях и были привлечены к административной ответственности за то, что не уведомили об этом местные власти.

Адепты религиозной организации оспорили штрафы в различных судебных инстанциях, но везде получили отказ. В то же время Лукин отмечал, что оспариваемые им нормы нарушают права граждан, обязывая организаторов публичных богослужений уведомлять местные власти об их проведении так же, как и организаторов митингов, шествий и демонстраций.

КС РФ со своей стороны констатировал, что в действующем законодательстве не проводится никаких различий между не представляющими опасности для общественного спокойствия, нравственности и здоровья граждан молитвенными собраниями и теми мероприятиями, которые такую потенциальную опасность содержат (например, крестный ход или богослужение на городской площади).

Как говорилось в постановлении суда, необходимость уведомления о публичном религиозном мероприятии в силу одного лишь факта его проведения вне специально отведенных для этих целей мест представляет собой «необоснованное вмешательство государства в сферу свободы совести и свободы собраний и неправомерное ограничение гарантированных Конституцией свободы вероисповедания и свободы собраний».

Как отмечал судья КС Сергей Казанцев, организаторы религиозных мероприятий, если они проводятся вне храмов и иных специально отведенных мест, должны уведомлять об этом уполномоченные органы власти «только в том случае, когда это мероприятие представляет потенциальную опасность для общественного спокойствия, нравственности и здоровья граждан».

Законопроект Минюста

В январе этого года министерство юстиции РФ подготовило законопроект, содержащий перечень мест, где богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, в том числе публичные, должны совершаться беспрепятственно и не требуют согласования.

В этот перечень вошли культовые и иные здания (помещения) религиозного назначения, а также земельные участки, принадлежащие религиозным организациям на праве собственности или предоставленные им на ином имущественном праве; места паломничества; территории организаций, созданных религиозными организациями; кладбища и крематории; жилые помещения.

Кроме того, документом прописывается и норма, в каких случаях совершение религиозных обрядов требует согласования с властями.

«Публичные религиозные обряды и церемонии вне зданий (помещений), земельных участков и иных мест… проводятся по согласованию с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления в порядке, установленном для проведения митингов, шествий и демонстраций», — говорится в документе.

В данном случае имеются в виду публичные религиозные мероприятия, которые требуют обеспечения общественного порядка и безопасности как самих участников мероприятий, так и других граждан.

Мнение конфессий

В Русской православной церкви отмечают, что практика согласования с властями публичных религиозных обрядов, например протяженных крестных ходов, сегодня уже применяется и имеет свои положительные стороны.

По словам руководителя юридической службы Московской патриархии инокини Ксении (Чернеги), такие уведомления — только в интересах религиозной организации, поскольку «выделяется наряд скорой помощи, выделяется наряд полиции для того, чтобы сопровождать это массовое шествие и, в общем-то, исключить какие-то несанкционированные вещи и возможные неприятности».

«Принципиальных возражений по тексту законопроекта у нас нет — мы считаем, что упорядочить проведение публичных богослужений необходимо, и даже ставили этот вопрос, когда принималась новая редакция закона о митингах», — сказала Чернега РИА Новости.

Руководитель департамента общественных связей Федерации еврейских общин России (ФЕОР) Борух Горин также считает что, «по крайней мере, на уровне оповещения любые массовые мероприятия должны быть согласованы с правоохранительными органами, с властями».

Горин напомнил, что у ФЕОР есть традиция каждый год зажигать ханукальный светильник на одной из московских площадей. «Это делается уже 20 лет, и нам никогда в голову не приходило это сделать, не получив все согласования с властями, так что я считаю, что, во-первых, это уже существующая реальная норма, а во-вторых, совершенно справедливая», — говорит Горин.

В свою очередь в мусульманском сообществе связывают с законопроектом серьезные ожидания, полагая, что его принятие даст возможность исламским организациям расширить возможности проведения своих богослужений и праздничных молитв, не ограничиваясь только мечетями.

Так, заместитель председателя Совета муфтиев России (СМР) Рушан Аббясов обращает внимание на тот факт, что в ряде случаев региональные или муниципальные власти «в нарушение действующего законодательства просто запрещали проведение богослужений, в том числе и праздничных молитв, мотивируя это тем, что они проводятся вне мечетей». По мнению СМР, данная проблема была особенно актуальна в условиях нехватки мечетей в ряде регионов.

В целом, по оценке Аббясова, в случае с законопроектом, вносящим поправки в закон о свободе совести, «речь идет просто о систематизации взаимоотношений между религиозными организациями и местными властями».