Россия — вовсе не тихая гавань. В экономическом плане наше государство зависимо от многих стран. Даже от небольших и бедных. Таких, как Марокко. Арабское королевство на севере Африки — производитель и крупнейший экспортер фосфатов (одного из ключевых видов сырья для химической промышленности). Курьез заключается в том, что усилиями монопольного российского производителя апатитового концентрата «Фосагро» и Федеральной антимонопольной службы от положения дел в далеком королевстве, возможно, будет зависеть уровень цен на продовольствие в России.

КОНТРАКТ — ЧЕРЕЗ СУД

Уже несколько месяцев в Московском арбитражном суде рассматривается уникальное дело. Завод минеральных удобрений Кирово-Чепецкого химкомбината (аналогичные иски подали компании «Воскресенские минеральные удобрения» и россошанские «Минеральные удобрения») пытается через суд обязать компанию «Апатит» заключить контракт на поставку апатитового концентрата, который используется в производстве удобрений. «Апатит», который входит в холдинг «Фосагро», производит более 75% апатитового концентрата в России. Этот факт по закону обязывает предприятие заключить контракты с традиционными покупателями по цене, которая устраивает все стороны. Одна из сторон считает себя обиженной? Тогда контракт заключается по решению суда.

В 2011 году «Фосагро» заключило контракт с ЗМУ КЧХК и ВМУ на поставку апатитового концентрата. Срок действия договора заканчивается в 2013 году. Цена поставок корректировалась на индекс производителей промышленных товаров. Таким образом, потребитель был застрахован от монопольного завышения цен, а продавец мог быть уверен, что изменения цены отражают и рост себестоимости продукции, и общеэкономическую ситуацию.

«Однако продлить контракт на тех же условиях еще на три года «Фосагро» отказался, — читаем статью «Российские аграрии будут зависеть от Марокко» на сайте информагентства «Росбалт». — Компания заявила, что в рамках добровольно заключенного контракта ей пришлось работать себе в убыток. При этом в инвестмеморандуме при допразмещении своих акций в мае 2013 года на Лондонской бирже «Фосагро» рапортовал лишь о значительных финансовых успехах (выручка в 2012 году — $ 3,4 млрд.) и не упомянул об убыточности поставок на внутренний рынок…»

В новом контракте с компаниями-партнерами «Фосагро» предлагает привязать цену своего апатитового концентрата в том числе к цене марокканских фосфатов. В этом случае в 2011 году тонна апатитового концентрата стоила бы не 3,2 тыс. руб., а вдвое больше. Идея монополиста в данном случае очевидна. Не понятно только одно — почему цена на апатитовый концентрат должна быть привязана к цене другого товара, не являющегося заменителем апатитового концентрата? С таким же успехом можно было бы попытаться привязать цену на апатит к цене на бакинские помидоры или ангольские алмазы — через такие же замысловатые формулы, которые предложила ФАС в отношении фосфатов.

«Тем не менее ФАС поддержала предложение монополиста и включила пункт о марокканских фосфатах в свои «Правила недискриминационного доступа на рынок апатитового концентрата». Правда, как потом выяснил Высший арбитражный суд, для издания подобных документов у ФАС нет ни законных оснований, ни полномочий, — пишет «Росбалт». — Пытаясь исправить ситуацию, ФАС спешно переименовала «правила» в «рекомендации», указав, что они предназначены исключительно для добровольного применения хозяйствующими субъектами. Но одновременно потребовала пересмотра решения суда на основе этих «рекомендаций». Как отмечают эксперты, подобные действия не просто противоречат самому смыслу существования ФАС, но и нарушают нормы ВТО, являясь, по сути, попыткой государственного регулирования ценообразования». А та готовность антимонопольного ведомства, с которой оно бросилось на защиту финансовых интересов монополиста, вызывает недоумение.  

ВОН ИЗ БИЗНЕСА

Больше того, если российский рынок апатита окажется привязан к марокканскому рынку фосфатов, российские производители и потребители удобрений будут зависеть от политической и экономической ситуации в далеком африканском королевстве. Хотя рынок фосфатов Марокко жестко контролируется государством, а в 2011 — 2012 г. по этой стране прокатились бунты и массовые беспорядки. Что станет с рынком марокканских фосфатов, если в королевстве вдруг случится революция? Очевидно, российское сельское хозяйство тоже будет привязано к марокканскому и в нем будет царить точно такая же разруха.

Привязка к марокканским фосфатам означала бы двукратное увеличение цены апатитового концентрата для российских производителей минеральных удобрений.

«Если вдвое вырастут цены для российских аграриев, они просто не смогут эту продукцию покупать, — приходят к выводу журналисты «Росбалта». — И это не считая того, что один из трех заводов-потребителей — «Воскресенские минеральные удобрения» — просто будет вынужден остановить производство, которое станет для него нерентабельным, и на улице окажутся более 2 тыс. работников предприятия. В недавнем интервью гендиректор «Фосагро» Максим Волков уже посоветовал «Уралхиму» не пытаться сохранить в Воскресенске фосфорное производство и заняться другим бизнесом, например, построить другой завод».