К развитию китайской атомной энергетики российские ядерщики подключились в 90-е годы, и на сегодняшний день Тяньванская АЭС является самым крупным объектом экономического сотрудничества наших стран.

Большие планы — большие стройки

Атомная станция расположена на берегу Желтого моря, в нескольких километрах от города Ляньюньган. По административному устройству это обычный китайский райцентр, но по сути — мегаполис с населением 5 миллионов человек. Райцентр, у которого есть шанс уже в обозримом будущем встать в один ряд с такими промышленно-деловыми центрами, как Шанхай.

Сегодня город представляет собой большую стройку. В каком бы районе ты ни оказался, везде растут высотки в 30, 40, 50 этажей. Застраивается каждый свободный клочок земли, сносятся старые дома. В городе встречаются размеченные под кварталы огромные пространства, где на еще пустующих клетках стрит и авеню тысячи строителей готовят почву для будущих зданий.

Скоро к двум действующим энергоблокам прибавятся еще два — на станции полным ходом идет строительство.
Фото: Михаил ГОНЧАРОВ.

В Ляньюньгане активно застраиваются две зоны свободного предпринимательства, бурно развивается порт, акваторию которого хотят увеличить в несколько раз. У причалов стоят десятки сухогрузов, но большая стройка не замедляет жизнь порта: огромные облака пыли от разгружаемых судов накрывают прибрежные кварталы Ляньюньгана.

Пыль — экологическая проблема города, но не самая большая. Головная боль для всего Китая — это выхлопы угольных электростанций. Именно угольные станции являются главным источником электроэнергии: ежегодный прирост их генерации в стране составляет 10 процентов. Соответственно растет и нагрузка на окружающую среду.

Сейчас 17 действующих энергоблоков китайских АЭС дают стране меньше 2 процентов всей электроэнергии. Стратегия Китая — развивать атомную энергетику семимильными шагами. В разных точках страны строятся 28 энергоблоков, из них 18 — реакторы CPR-1000, которые китайцы создали, взяв за основу французские технологии. Через 2 — 3 года суммарная мощность китайских АЭС вырастет почти в три раза — до 40 гигаватт, а в планах правительства до 2020 года увеличить долю атомной энергетики в балансе генерации до 5 процентов. Свой вклад в реализацию этих планов вносит и «Росатом».

Китайские атомщики освоили российские стандарты и технологии.
Фото: Михаил ГОНЧАРОВ.

На одном языке

Российско-китайский контракт о строительстве Тяньванской АЭС был заключен в тяжелые 90-е годы, когда наша промышленность лежала на боку.

— Контракт нам был нужен как воздух. Нужны были проекты, которые не позволили бы нам растерять компетенции в ядерной сфере, — рассказывает руководитель представительства ЗАО «Атомстройэкспорт» на площадке ТАЭС Валерий Максимов. — Проект помог удержаться на плаву нашей тяжелой промышленности, а деньги, которые были реализованы при строительстве первых двух энергоблоков, стали своеобразным авансом на развитие нашей атомной энергетики. Да, были проблемы с оборудованием, с нехваткой средств и специалистов высокого уровня, с незнанием китайцами наших технологий. Но изначально мы получили отличный проект, на то время самый передовой из существующих в мире. И в этом заслуга, конечно же, Санкт-Петербургского «Атомэнергопроекта».

Первые два блока станции сооружала росатомская «дочка» «Атомстройэкспорт». Россияне отвечали за поставку оборудования и материалов, контроль за монтажными работами, ввод станции в эксплуатацию и обучение китайского персонала. В том, чтобы российские технологии стали для китайцев своими, и заключалась главная трудность. Но китайским ядерщикам надо отдать должное — их настойчивое стремление и недюжинную способность к обучению отмечают все российские специалисты.

А о дотошности китайцев, которые ни один вопрос не решают без скрупулезного согласования, здесь уже ходят легенды. Одну из них рассказал главный инженер проекта Валерий Кедров. Когда в машинном зале установили турбину, группа авторского надзора получила от китайцев запрос: в какой цвет ее красить? Наши, чтобы не разводить бюрократию, ответили: красьте хоть в розовый. Действительно, когда я оказался в машинном зале Тяньванской АЭС, он предстал передо мной в неожиданном для такого места романтическом стиле…

ТАЭС — единственная станция в мире, машинный зал которой предстает в романтическом стиле

Многие вопросы, которые возникали на первом этапе проекта, сейчас, при строительстве 3-го и 4-го энергоблоков, уже не возникают. Больше того: на второй очереди станции китайская и российская стороны перераспределили обязанности. Мы строим «ядерный остров», то есть реакторное отделение, аварийные и вспомогательные системы, обслуживающие ядерную установку, китайцы — все остальное. Возможно, они самостоятельно проведут и пусконаладку, но, как показал опыт 1-й очереди, российским специалистам невозможно отстраниться от сопровождения основных работ — еще есть вопросы, требующие совместных решений.

— Проект выполнен с применением российских технологий, а китайцы закупают свои строительные материалы, которые надо адаптировать к нашим требованиям, — рассказывает руководитель группы авторского надзора СПбАЭП на ТАЭС Александр Андрианов. — Вы видели, у меня сейчас была встреча. Обсуждали вопрос о проведении испытаний прочности бетона Б-55. Порой очень сложно прийти к компромиссам, ведь у китайцев тоже накопился большой опыт, но когда мы доказываем преимущество наших решений, китайцы, как правило, соглашаются и в дальнейшем не возвращаются к этому вопросу.

На 3-м энергоблоке идет подготовка к заливке верхней плиты — основы для реактора и ловушки расплава

Перспективы

В свое время промышленность Китая поднималась на технологиях вчерашнего дня. Пример тому — автомобилестроение. Что касается атомной отрасли, то здесь китайское правительство смотрит исключительно в день завтрашний. Пример тому — запрет на строительство станций второго поколения. 

Тяньванская АЭС относится к поколению 3+. В прошлом году она была признана лучшей из действующих в стране станций. Во-первых, на ней не было ни одного останова реактора из-за срабатывания аварийной защиты, ни разу не потребовалась разгрузка топлива вследствие какой-либо технологической причины. Во-вторых, станция отработала идеально и по такому показателю, как коэффициент использования установленной мощности: в прошлом году он составил 86 процентов (в этом году он ожидается на уровне 90 процентов). 

Кроме того, ТАЭС является первой в мире станцией, на которой под реакторами установлено российское изобретение, уникальная система безопасности — ловушка расплава. Несмотря на ничтожно малую вероятность аварии с утечкой топлива за пределы реактора, подобные устройства сейчас устанавливают на всех станциях, строящихся по российскому проекту.

Российские разработки будут внедряться не только на площадке Тяньванской АЭС. В 2011 году «Росатом» построил в Китае экспериментальный реактор на быстрых нейтронах. Сейчас обсуждаются планы по строительству на Саньминской АЭС двух реакторов типа БН-800, которые считаются в мире самой передовой практической разработкой.

В этом месяце в Москве на заседании двухсторонней подкомиссии по ядерным вопросам будет обсуждаться бизнес-план строительства плавучих АЭС, которые будут подавать энергию на острова (где проживают 5 миллионов человек) и на нефтегазовые промыслы. По приблизительным оценкам, их потребность в электроэнергии составляет 800 мегаватт.

— Мы можем реализовывать здесь серьезные проекты. Главное, что мы чувствуем заинтересованность китайской стороны, — говорит представитель «Росатома» в Китае Виктор Годин. — Развивать проекты будем не только на ТАЭС, предлагая сооружать не один-два блока, а строить серийно, по российским стандартам. Главное, что Тяньванская АЭС стала отличной учебной площадкой для китайских специалистов: они очень хорошо знают наши технологии и могут применять полученный опыт на других станциях.