Россия, продавая Ирану атомные технологии и оружие, является его важным партнером. О том, что еще объединяет Москву и Тегеран, рассказали DW немецкие и российские эксперты.

Россия и Иран далеко не всегда поддерживали такие конструктивные отношения, как сейчас. Исламская революция в Иране победила в 1979 году как за счет антиамериканских, так и антисоветских настроений. «Америка хуже Англии, Англия хуже Советского Союза, а Советы хуже обеих!» , — говорил в те годы лидер революции Рухолла Мусави Хомейни.

Поворотной точкой в отношениях между Россией и Ираном можно считать начало 1990-х годов, когда Тегеран подключился к решению вопроса о завершении гражданской войны в Таджикистане. «Тогда Иран стал восприниматься в России, в отличие от Запада, как рациональный партнер, с которым вполне можно договариваться», — отметил редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. «Москва ценит то, что иранцы с уважением отнеслись к российским интересам на Кавказе и в Центральной Азии», — считает ведущий иранист из берлинского фонда «Наука и политика» Вальтер Пош (Walter Posch).

Один из ведущих торговых партнеров Ирана

 В 2000-е годы Россия стала одним из ведущих торговых партнеров Ирана. Товарооборот между двумя странами значительно вырос. Например, с 2005 по 2008 годы — с 1 до 3,8 миллиарда долларов США. У России серьезные интересы в иранском энергетическом секторе. Главный реализуемый россиянами проект — это Бушерская АЭС. Правда, начать ее полноценную эксплуатацию до сих пор не удалось. Ожидается, что после очередного ремонта работа АЭС возобновится в середине 2013 года.

 У России и Ирана много точек соприкосновения в том, что касается политического сотрудничества. Но далеко не по всем проблемам у них похожие взгляды. «Это не сознательный стратегический альянс, а совпадение интересов. При этом политические отношения Москвы и Тегерана достаточно сложные и характеризуются взаимными претензиями», — добавил Лукьянов.

Ядерная программа и другие камни преткновения

 Главный предмет конфликтов между Ираном и странами Запада — иранская ядерная программа. «Конечно, в идеале все бы хотели, и в Москве тоже, чтобы никакого ядерного вооружения Иран не разрабатывал. Но в случае, если он получит атомное оружие, Россия не будет считать себя потенциальной мишенью», — полагает Лукьянов. «Кремль во что бы то ни стало хочет предотвратить иракский сценарий 2003 года с Ираном, то есть не допустить военной интервенции Запада против режима в Тегеране», — добавил Вальтер Пош.