В одно агентство по недвижимости наняли дизайнера. Молодой человек уверенно держал фасон: всегда в костюме, прекрасные манеры, интересные разработки — все при нем. Но вскоре стали замечать, что креативность у нового сотрудника равна нулю.

 
Он берется обработать готовый материал, а когда нужно изобрести что-то новое, результаты плачевные. Любое нестандартное поручение вводит его в ступор. Совершенно случайно его бывшая коллега из рекламного агентства оказалась в этом офисе, узнала Романа и сказала задумчиво: «Я никогда не сомневалась, что он себя хорошо продаст. У нас он был всего лишь помощником цветокорректора».
 
Если компания большая и у начальства нет возможности просматривать каждого соискателя, в конце концов такой новобранец, приятный во всех отношениях, сделает себе карьеру начальника отдела, однозначно.
 
В советские времена все ходили на работу и получали одинаковую зарплату. Результаты труда — в зависимости от совести каждого. А можно было и ничего не делать, так, кататься за чужой счет и присваивать себе чужой успех. Да и сейчас офисный планктон практикует то же самое. Лишь бы время потянуть до конца рабочего дня. А потом при аттестации ( в международных компаниях они проходят каждые полгода), при оценочном собеседовании, где разговор идет о конкретных результатах, выясняется: это не ты сам — это работа всей группы.
 
На одном такой собеседовании я была сторонним наблюдателем. У немолодой сотрудницы случилась реальная истерика: человек, который говорил «мы»: «мы работали», «мы добились», «мы завершили проект», «обработали клиента, сделали то, сделали это» — не в состоянии был ответить на вопрос: «А конкретно Вы что сделали?
 
Подготовили этот отчет? Собрали информацию? Ездили на встречу? Что сделали лично Вы?» Выяснилось, что два раза позвонила по телефону, написала три служебные записки — и все. У нее был шок. Дама уже давно свыклась с мыслью, что она все делает, а получилось, что ее поймали на вранье.
 
Поэтому, коли стали начальником, с подчиненных, рапортующих о достижениях: мы разработали торговую марку, увеличили продажи на столько-то процентов, еще что-то, еще что-то, спрашивайте: «Твой личный вклад? Ты нашел этих клиентов? Ты увеличил продажи? Каким образом?»
 
В нашу фирму пришла девушка, производящая впечатление очень знающего эксперта, говорила правильные вещи на профессиональном жаргоне. Была у нее и мотивация добиваться высоких результатов — муж недостаточно зарабатывает, дома ребенок маленький, надо его поднимать.
 
На позициию ее брали хорошую — «директор по продажам»: сколько вложился, столько на выходе и получил. Человек позиционировал себя как полностью самостоятельную единицу. Вышел на работу, первый день посидел в офисе, посмотрел, что как происходит, поковырялся в программе, в базе данных, поглядел статистику, аналитику, а на следующий день подходит к генеральному директору компании и говорит: «Наверное, мы не сработаемся. У вас очень крупная компания, я думала, что за забором огромные склады с товарами, уже налажена дистрибуция, клиентская база».
 
Ей в ответ:»Мы Вас взяли не для того, чтобы в налаженном режиме работать, а чтобы Вы нам принесли что-то новое. У нас в планах в этом году увеличить обороты, ресурсы есть, но надо ручками, ручками — вот, пожалуйста, новые продукты, телефонный справочник абонентов — работайте! действуйте!»
Она возражает: «Нет, я привыкла быть в крупной компании, где мне информацию подготовят, обзор принесут, а тут я должна все сама делать, так у вас я денег не заработаю». Человек не рассчитал свои силы и не подразумевал, что не будет никого, кто сделает работу за нее. Двухдневная проверка выявила ее некомпетентность, но барышня решила, что это функционал ее не устраивает.
 
Не каждый может признаться в том, что где-то недотягивает. Сильный — может. Но я даже не всегда за это. Есть такие приятные отношения, когда тебе известно, что у человека небольшой недостаток, в чем-то он склонен приукрашивать, а то и приврать или где-то что-то недосказать, или напустить туману, создать вокруг себя определенный флер, чтобы повысить свою стоимость.
 
Если человек по сути хороший, то все это рассматривается как пикантное дополнение, ну пусть он живет в этих иллюзиях о самом себе, раз ему так приятно. Если делу это не мешает — не разрушайте его представления о самом себе и о своей значимости, разбитые надежды работоспособность не увеличат. Но речь, повторю, идет не о бездельнике.