О том, как жители разных городов планеты привыкали к закону о запрете курения, можно было понять по рисунку разбросанных на земле окурков.

Когда во Франции в 2008 году запретили смолить в закрытых помещениях, подступы к любому кафе были устланы ковром окурков. Целые пирамиды из бычков я видел еще раньше в Италии, у выхода из ресторанов, аэропортов и магазинов. Позже, когда курящие граждане привыкли к нововведениям, поняли, где можно и где нельзя, раздавленные желтые и белые заморыши сигарет равномерно расползлись по городу и перестали бросаться в глаза.

Москва, подтверждая историческую традицию (нарушать, пока не заставят силой), не спешит подстраиваться под антитабачный закон. Вероятно, в силу временной половинчатости принятых мер (курить в ресторанах и барах можно до 2014 года, а пока запрещают только на рабочем месте, в аэропортах, вокзалах, медицинских, культурных, спортивных учреждениях). И поэтому массового скопления окурков по примеру Европы пока не видно. За исключением жестяной банки от кофе в моем подъезде.

Разумеется, есть исключения. Я пишу эти строки в «Останкино». За соседним столом коллега с головой погружен в монитор компьютера, что-то лихорадочно выискивает. Телецентр, на мой некурящий взгляд, стоит не на останках, как утверждает городская легенда, а на сигаретном дыме и табаке. К курительным урнам, как дикие звери на водопой, сходятся десятки человек, а воздух вокруг прожжен настолько, что у нежного некурильщика режет глаза и срывается кашель.

— 15! — вскрикивает коллега за соседним столом, не отрываясь от экрана.

— Что 15? — спрашиваю я.

— Всего 15 шагов! Ну, 15 метров! …Курить можно, если отойти от остановки или детской площадки на 15 метров! — с облегчением произносит законопослушный курильщик со стажем.

Интересно, что скажут на это частые звездные гости телецентра и, как следствие, телеэкранов страны? Кто как не они привыкли курить где захочется — от гирмерки до грибка в детском саду. А на молчаливый укор привычно отвечать, кокетливо опустив глаза: «А кто мне запретит?»

Меня часто спрашивают, чему научили меня телевизионные гранды и звезды первой величины? «Курить научили», — отшучиваюсь я. Но теперь с 1 июня к моим привычным уловкам «не курите, у меня аллергия»,  добавилась еще одна — «спрячь, оштрафуют». Да, теперь буду стращать их, лучезарных, сошедших с бортов частных самолетов, штрафом в полторы тысячи рублей.

В аэропортах меня всегда веселят стеклянные теплицы, где толпятся «сигаретные», а проходящие с жалостью глазеют на них. Конечно, я, некурящий, был бы счастлив, чтобы не только в аэровокзалах, а вообще везде все пристрастившиеся набивались в эти стеклянные камеры и не тревожили мой нежный нос. Говоря серьезно, я рад, что пришло это 1 июня. Новый закон призван спасти 400 тысяч ежегодно умирающих от курения россиян. И пускай курильщики твердят, что ущемляют их права, и конфликт с некурящими только крепнет. Я же считаю, что этот закон нас только сблизит, поскольку поможет не произносить лишний раз: «Я не курю, отсядьте, пожалуйста!»