Сижу дома, смотрю телевизор. По национальности он японец, но произведен в Китае. В ванной машинка-автомат китайской сборки стирает белье. Дринькнул телефон, он тоже сделан в Поднебесной. Да чего уж там греха таить, куда ни глянешь, везде видна рука Востока. Даже майку и тапочки на мне смастерили проворные китайские ручки. Ну хоть помидор-то родной, местный. Разрезаю, а он какой-то не такой — жилистый, белесый. Откусываю — не то, неужели и он «мэйд ин Чина»? Судя по этикетке — нет, а фактически — да.

Волгоградская область всегда была «житницей помидоров». Просто климат у нас подходящий. В открытом грунте помидоры вызревают сочные, сладкие. Везли их во все концы страны. Сейчас южные помидоры и огурцы тоже отправляются на рынки и супермаркеты от Москвы до Урала, только выращивают их в теплицах, и не потомственные овощеводы, а китайцы-нелегалы.

В конце мая возле города Николаевска в одном из хозяйств повязали 76 таких незаконных мигрантов.

— Почти все они оказались в стране по туристической визе, — отчитывается руководство УФМС о проделанной работе. — Питерская фирма выписала им приглашение. Уже в ноябре они были в Николаевске — их наняла совсем другая компания работать в парниках. В мае мы совместно с другими ведомствами провели крупную спецоперацию по задержанию нелегалов. Сейчас они находятся в шести центрах временного содержания.

Полгода китайцы нашу землю пахали и никто ничего не замечал?

Оказывается, знали, замечали. Как только стали строить парники и высадился иностранный десант, местные тут же сообщили в администрацию.

— Вот, смотрите, — заместитель главы района Анжелика Гребенникова выкладывает передо мной кипу бумаг: письма в Росприроднадзор, УФМС, Россельхознадзор, трудинспекцию, Ропотребндазор, — Мы самостоятельно ни оштрафовать, ни тем более закрывать фермерское хозяйство не можем, тут же привлекут за ущемление прав бизнеса. Вот и пишем в надзорные органы. А они как только приедут с проверкой, китайцев и след простыл. Всегда знали, когда будет комиссия. Кто-то их предупреждал.

 

За одного узбека трех русских дают, а за одного китайца — пять узбеков

Сколько точно китайцев работало в этом хозяйстве, никто не скажет. Еще в феврале все-таки депортировали четверых. Сейчас высылки ждут 76. Мы подъезжаем к теплицам, и я замечаю, как из крайнего барака выбегают трое — и давай деру! Значит, не всех повязали!

— Смотрите, смотрите! — но куда там, они уже в теплицах затерялись.

Наверное, так же и чиновники из надзорных органов — видели китайцев оком, да догнать не смогли.

Парникам, в которых вызревают сомнительные овощи, конца края не видно.
Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Сейчас здесь только русские мужики тягают ящики с аккуратными огурчиками — всю эту продукцию уже завтра повезут фурами в Москву, Пермь, Новосибирск и десятки городов по всей России. Счастливым образом нелегалов задержали, когда они успели вырастить и собрать урожай. А погрузить и наши смогут. Здесь говорят: за одного узбека трех русских дают, а за одного китайца — пять узбеков. И хоть платят им больше (русским и узбекам — 500 рублей за сутки, китайцам — 800 — 900), учитывая производительность, дешевле рабочей силы нет: только китайцы готовы пахать 20 часов без перерыва и жить в таких условиях, от которых хочется бежать подальше. Воняет! В бараках спальные ячейки, как соты, белье грязным ворохом свалено в кучу.

— Пойдемте скорее на воздух, — прошу своего провожатого — начальника отдела сельского хозяйства Николаевского района Василия Битюкова.

— Пойдем, я тебе другие интересные вещи покажу, — соглашается Василий Александрович. — Вот насос качает воду из Волги. Резервуары находятся в 100 метрах. Нашему фермеру пришлось бы заплатить миллион за проект. А тут ничего. К электричеству самовольно подключились — ничего, воду качают из Волги — ничего.

Нелегалы не только воруют энергию и воду, из казны уводят огромные суммы — налоги-то не платят.

Нам все-таки удалось найти владельца земли Заира Зайнулабидова. Он сразу переходит в нападение:

— У тебя какие претензии ко мне. Я гражданин России, это моя земля, а не твоя, что хочу, то и делаю. Я заключил договор с фирмой «Лина-Волга» — ребята русские. А потом приехали эти…   

Сам обрабатывать большой участок он не в состоянии, вот и сдал в аренду. Так делают многие фермеры. Достаток такой же, а хлопот никаких. А затем начинается головоломка похлеще китайского иероглифа. Арендатор сдает участок в субаренду, а субарендатор еще в субаренду. И все договоры фиктивные, нигде не зарегистрированные. Конца и края не найти. Китайцы — это всего лишь суперрабочая сила, которая приносит кому-то огромные прибыли.

 

Красное золото

Не видно конца и края и теплицам. Со стороны дороги кажется, что это озеро блестит на солнце. На участке 176 парников. А сколько такого добра по всей России?!

Фермер из Иловлинского района Андрей Плешаков похвастался, что совместными усилиями смогли избавиться от одной такой плантации.

— Когда увидели, что у нас строят китайцы теплицы, сразу же забили тревогу. Это был самозахват земли. Мы подключили всех: районные власти, наших депутатов, УФМС, прокуратуру, полицию и даже представителя ФСБ. Но всему этому лобби потребовалось семь месяцев, чтобы выгнать их с нашей земли. За это время китайцы успели собрать урожай и заработать хорошие деньги.

В общем, победа сомнительная. Схема такая же, как и в Николаевском — нелегалы приезжают, строят парники, сажают и собирают урожай, все это время местные власти бодаются с надзорными органами, а когда товар уходит на прилавки, мигрантов выдворяют. Если китайцам дают работать — значит, это кому-нибудь нужно?

Чтобы показать всю выгоду помидорного бизнеса, Плешаков везет меня в тепличное хозяйство на реке Сахарка (все китайцы селятся только у рек, чтобы качать воду). Представляемся покупателями. Здесь заправляет китаец Женя. Сам он живет и работает законно. Землю, разумеется, арендует. Кто работает в теплицах — покрыто плотным полиэтиленом. Есть там и русские, и узбеки, и, конечно, китайцы.

— Почем овощи продаешь?

— Помидор полтора неделя еще, огурцы двасать семь. Оптом — двасать пять. Осень хороший овощ.

— А хранится сколько?

— Ой, долго храница! — жмурится Женя.

Находим русскую работницу.

—  Мы посадили рассаду томатов 14 мая, — охотно рассказывает Люда. — Через три недели можно собирать. С куста за сезон около 20 килограммов. Поливаем их постоянно удобрениями. Что там, не знаю, хозяин дает. Разводим какие-то порошки. Огурцы уже давно поспели. Но вкуса у них совсем нет.

— 20 килограммов с куста. С теплицы в среднем за сезон 750 тысяч, — считает Андрей Плешаков. — Здесь около 200 теплиц. То есть заработок с участка — 150 миллионов рублей. За эти деньги мы получаем отраву на собственный стол. Наши же фермеры, работая по технологиям, получают урожай меньше. Кроме того, платят налоги, за электричество, за воду. В итоге бизнес становится невыгодным.

Не выдерживают даже крупные предприятия.

— Китайцы со своими супердешевыми овощами демпингуют цены. Они завалили рынки города и магазины своей продукцией. Но большой вопрос к ее качеству, — возмущается  Татьяна Марчукова, директор фирмы «Овощевод». — Как можно вырастить урожай огурца за 10 — 12 дней без химических добавок? А если эти добавки разрешены и безвредны, что же все остальные их не используют? Лучше бы Онищенко не «Боржоми» запрещал, а сюда приехал и проверил местную продукцию.

Парникам, в которых вызревают сомнительные овощи, конца края не видно.
Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Не ешь огурец, козленочком станешь?

Разговоров о том, что китайские овощи напичканы нитратами, пестицидами и прочей гадостью, — очень много. И, глядя на раскисший и безвкусный помидор, вполне соглашаешься. Вот только проверить это весьма затруднительно. Специалисты Роспотребнадзора смотрят товар только в магазинах — раз в три года в рамках плановых проверок. А на рынки заглядывают по жалобам. Даже нам дали от ворот поворот.

— Лаборатория выявляет вещества и элементы, которые запрещены на территории России, — поясняет Валентина Кирьякулова, начальник отдела питания Управления Роспотребнадзора по Волгоградской области. — Но китайские овощеводы используют другие пестициды, неизвестные в нашей стране. И наш анализ их просто не выявит.

А может, они совсем не вредные, а наоборот? Не пойман — не вор, не депортирован — не китаец?

— Смотри, вот здесь года три назад тоже были китайские теплицы, — Плешаков показывает на огромную унылую местность, где едва-едва пробивается травка.

Землю после «китайского овощеводства» буквально выжгло. Весь участок пестрит проплешинами. Да и во всем этом «китайском деле» слишком много белых пятен. Нелегальный бизнес крутится под самым носом у власти, и никто ничего с этим сделать не может.

— Знаешь, мы уже согласны, пусть работают, — бессильно вздыхает Плешаков. — Но пусть хотя бы платят налоги в местные бюджеты, Пусть восстанавливают землю, которую убили, — и грустно добавляет: — Язык что ли их выучить.

Пора начинать уже сейчас, в китайском почти 50 тысяч иероглифов.

Комментарий чиновника

Леонид Сюльев, заместитель руководителя министерства сельского хозяйства Волгоградской области:

— Эта проблема существует не первый год. Выявить китайцев-нелегалов очень сложно. Они организуют устойчивые группы. Их очень трудно контролировать. И справиться с ними нам сложно. Ведь фермерам, которые отдают китайцам землю в аренду, власти могут лишь рекомендовать не работать с жителями КНР. Но хозяевам проще получить деньги просто так, чем на ту же сумму что-то выращивать. И даже то, что после китайцев земля становится мертвой и на ней ничего не растет, их не смущает.

Мнение биолога

Алла Околелова, доктор биологических наук, профессор кафедры промышленной экологии и безопасности жизнедеятельности Волгоградского технического университета:

— Чтобы сказать, что овощи отравлены и опасны для здоровья, надо четко знать, какими пестицидами их обрабатывали. Например, одни из самых опасных — хлорорганические. Они имеют свойство накапливаться в почве. Чтобы восстановиться после них, земле требуется больше ста лет. Кроме того, если земля обрабатывается пестицидами, то 10 процентов этого яда попадет в водоем с грунтовыми водами. А если мы едим овощи, которые обрабатывались этими ядами, то все вредные вещества накапливаются уже внутри нас. Это ведет к множеству заболеваний. В первую очередь страдают почки, печень. В нашей стране эта категория пестицидов запрещена, как и по всей Европе. Какие удобрения и пестициды используются в том же Китае, нам неизвестно.

 

Цитата в тему

«Только за мостом — вот чудеса-то! — будто Китай. И Китай этот не земля, не город, а будто дом такой хороший, и написано на нем: «Китай». Только из этого Китая выходят не китайцы и не китайки, а выходит Миша и говорит: «Маменька, подите сюда, в Китай!» Вот будто я сбираюсь к нему идти, а народ сзади меня кричит: «Не ходи к нему, он обманывает: Китай не там, Китай на нашей стороне». Я обернулась назад, вижу, что Китай на нашей стороне, точно такой же, да еще не один. А Миша будто такой веселый, пляшет и поет: «Я поеду во Китай-город гулять!»

А. Н. Островский. «Женитьба Бальзаминова».