Борьба с педофилами ведется по всем фронтам. Уже такое ощущение, что развратники сидят под каждым кустом в детском парке. А уж в школах и детских садах им полное раздолье.

Два года назад мы рассказывали о странной истории: столичного педагога Дмитрия Лубнина совершенно бездоказательно обвинили в педофилии родители одного из самых, мягко говоря, проблемных учеников школы. Накатали заявление, опорочили перед всеми, по сути, сломали жизнь. Претензии были настолько абсурдны и нелепы, что, готовя тогда материал в «КП», мы даже не сомневались: Дмитрия оправдают. В школе его даже не стали отстранять от работы. Причем речь идет не об абы каком учебном заведении. Это центр образования № 1601, который можно было бы назвать элитным, если бы не излишний пафос этого слова.

Последняя соломинка

Но нет — все это время следователи старательно шили дело учителю. И вот теперь начался суд.

За два года дело Лубнина берет уже второй судья. 6 мая этого года Дмитрия Александровича впервые вызвали на заседание.  

— Мои ученики уже забыли, что что-то случилось, — усмехается учитель. — А тогда, вначале… Все они подходили ко мне, подбадривали. Ни один родитель не поверил, что я педофил. Мне писали друзья и мои выпускники со всех концов света.

В самом начале, когда все еще верили, что слова как-то помогут, ученики сняли небольшое видео специально для Лубнина. «Кто такой социальный педагог? Это тот, кто следит, чтобы дети не прогуливали школу, чтобы их права не нарушались. Это тот, кто заботится об учениках». В этом видеоролике Дмитрий — молодой и перспективный, с веером грамот. Сейчас передо мной сидит усталый, измотанный до невозможности человек. Раньше работа была ему в радость. Сейчас он цепляется за нее, чтобы доказать всем, и себе в первую очередь: он не сдался.

— Удивительно, на вашем месте любой другой зарекся бы иметь дело с детьми и их родителями…

— Как же я откажусь от работы? — удивляется педагог. — Это мое призвание. Если я уйду, значит, я проиграл. Значит, те, кто меня обвинял, победили. Значит, любой может манипулировать учителем, и тот окажется абсолютно беззащитным.

Отомстили 

Судебный процесс сейчас в самом разгаре. И разглашать детали участники не имеют права. Но общая картина случившегося однозначна.

Семиклассник Влад был из тех детей, которых обычно называют сложными. Постоянные прогулы, конфликты с одноклассниками, трудности с учебой. Мама и отчим Влада заинтересовались судьбой сына лишь однажды. Когда поняли, что могут лишиться родительских прав.

— Они совершенно не занимались мальчиком, — рассказывает Дмитрий Лубнин. — Он месяцами мог не появляться в школе. Однажды пришел на уроки с синяками и сказал, что его избил отчим. Мы стучались в двери их квартиры, нам никто не открывал… И школа вынуждена были сообщить о ситуации в семье в ОВД Савеловского района. Я же социальный педагог, это моя обязанность. Я давал показания.

На родителей мальчика могли бы завести уголовное дело. Но мама Влада успела сделать ход первой.

— В феврале 2011-го она принесла заявление, что ее сын пострадал от моих действий, — вспоминает Дмитрий. — Причем она сообщила, что все это произошло еще осенью 2010 года. Вы можете себе представить, как это? Они видели, что с их ребенком не все в порядке, и несколько месяцев сидели сложа руки?!

Сам мальчик все это время вел себя как обычно. Но в день подачи заявления отказался находиться в одном кабинете с Лубниным и заорал: «Педофил!» Родители Влада подхватили — и понеслось…

Уже два года учитель Дмитрий Лубнин пытается доказать, что он никакой не развратник.
Фото: личный архив.

Было или не было? 

Кричать, как оказалось, было преждевременно. Следователь поговорил с директором школы. Ознакомился с обстоятельствами дела. В заявлении говорилось, что педагог затащил ребенка в кабинет и продемонстрировал ему свои половые органы.

Камеры наблюдения ничего такого не зафиксировали.

— Я что, больной, что ли? — возмущается педагог. — Да и кабинет, о котором идет речь, не мой, а общий. Там постоянно кто-то из учителей. Там сидят заместители директора. Везде стоят камеры. Я бы чихнуть не смог так, чтобы об этом не узнали.

Следователь, видимо, рассуждал так же. Педофилы — они все-таки не вампиры. В зеркале отражаются и на видео записываются. И родителям Влада отказали в возбуждении уголовного дела. В первый раз.

Но те проявили неожиданное участие к судьбе сына. Мама Влада написала письмо президенту, обзвонила все инстанции. А тогда как раз началась шумная кампания по изобличению любителей детской «клубнички». Дело пришлось завести. Тогда никто не сомневался, что педагога быстро оправдают и оставят в покое.

— Я даже маме не стал ничего говорить сперва, потому что не воспринимал это все всерьез, — рассказывает Дмитрий. — Но она все равно узнала, в самый свой юбилей. Такой вот подарок получился…

Белыми нитками

Все два года следствия — какая-то черная комедия. Или театр абсурда — кому как нравится. Сперва полицейские вломились в квартиру с обыском, перевернули все вверх дном и забрали компьютер с дисками. Потом с извинениями вернули. Видимо, детской порнографии там не нашлось. Затем подшили к делу результаты экспертизы Центра психолого-медико-социального сопровождения «Озон».

Тут надо сделать паузу. «Озон» уже участвовал в подобных делах. И сотрудники его показали себя не слишком компетентными специалистами. Делали выводы на основании детских рисунков. Кошку с торчащим хвостом они интерпретировали как фаллический символ. А большие глаза у нарисованной девочки — это сексуальный подтекст, который еще не знаком нормальным детям в юном возрасте.

В случае с Владом озоновцы пришли к размытому выводу: ребенок агрессивный и угнетенный, мог подвергаться насилию. Как будто без них это не было очевидно. Но другую экспертизу родители проводить отказались.

— Мы предлагали провести обследование в Научном центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского, — объясняет Дмитрий. — Это солидное учреждение, оно пользуется доверием. Родители отказались. А настаивать судья не стал.

Все это время игра идет в одни ворота. Все, что хоть как-то могло свидетельствовать против Дмитрия, тут же подшивается к делу. И наоборот. Следователь даже не стал проверять версию оговора.

— В Савеловском ОВД был такой молоденький сотрудник, — вспоминает учитель. — Он мне прямым текстом заявил, что будет действовать так, как прикажет начальство.

Презумпция виновности

За это время «пострадавший» мальчик из школы ушел. Говорят, семья уехала куда-то «на юга», им не до педофила. А Лубнин все отдувается.

Одно хорошо — в школе обещают защищать педагога до последнего. Там помнят и Влада, с его «творческим подходом» и привычкой фантазировать. И Дмитрия Александровича, на которого не было ни одного нарекания.

— Мы всей школой его поддерживаем, — уверяют учителя. — Он очень хороший, безобидный человек. С ним не было ни одного конфликта, ему просто не повезло с этими родителями.

Понятно, почему педагоги встали горой за Лубнина. Охота на педофилов превращается в охоту на ведьм. Поставил двойку, отругал за прогулянный урок, сделал замечание? Получи срок. И не важно, есть доказательства или нет.

Презумпция невиновности на учителей не распространяется.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Попал под кампанию

Кампания по выявлению «педофилов» началась как раз года два — два с половиной назад. Если уж попал по ней — не отмажешься. Крестовый поход объявлен — нужно отчитываться, сколько педофилов выявлено, сколько посажено. И за любое закрытое дело по этой статье следователя по головке не погладят.

Есть такой кампании объяснение: педофилов и вправду развелось немало, особенно в 90-х годах, когда власти особой не было и не до любителей «клубнички» было правоохранителям — им бы себя сохранить. Но теперь маятник качнулся в другую сторону, и лучший способ измазать грязью человека, который работает с детьми, — объявить его педофилом.  

Учителя и так работают, как на минном поле. Не понравятся родителям оценки  — пойдут они качать права к директору. И в 9 случаях из 10 нагоняй получит учитель, а не зарвавшиеся мамы. Да и ребятки знают, как подставить педагога, — век-то компьютерный, продвинутый. Мы писали уже и об издевательских видеороликах, выкладываемых в Сеть, и о гадких провокациях. Принципиальному учителю во все времена было непросто. Сейчас — особенно трудно.  

Обидно, что великую профессию учителя девальвировали, низвели до уровня подай-принеси.

Александр Милкус, редактор отдела образования «КП»

Читайте также:
 
Скандал в московской школе: Учителя назначили… педофилом?
И снова педофил! На этот раз в развращении ученика обвиняют социального педагога Центра образования № 1601 29-летнего Дмитрия Лубнина [письмо детей]
 
Следствие идет полным ходом. И конца в этом деле пока не намечается. А я предлагаю сразу без лишних разбирательств вынести учителю приговор, что затягивать-то! Нет, не подумайте, что у меня есть неоспоримые доказательства его вины. Как раз наоборот,  я уверена, что он невиновен. Но. Справку якобы развращенному мальчику выдавали специалисты того же психологического центра, где осматривали и дочку Владимира Макарова. (далее)