На днях Минобороны России затрясло от очередного скандала – сразу двух генералов затянуло в трясину истории о «военном рабстве» — использовании солдат в личных целях. Уголовное дело возбуждено в отношении командующего 58 армией Южного военного округа генерал-майора Андрея Гурулева. Он подозревается в «пособничестве в превышении должностных полномочий».

По версии следствия, командарм помог заполучить своему товарищу (также подследственному – Ред.) первому заместителю командующего войсками ЮВО генерал-лейтенанту Николаю Переслегину, солдат в личное пользование. По мнению следствия, еще в 2005 году Переслегин договорился с Гурулевым об откомандировании двух военнослужащих в его распоряжение.

— Один из военнослужащих выполнял личные поручения генерала, а другой – более полутора лет охранял частный дом Переслегина в Тверской области, следя за его состоянием и убирая прилегающую территорию, — говорят следователи и обвиняют генерал-лейтенанта в превышении должностных полномочий.

«Комсомолке» удалось найти тот самый дом, где в «рабстве» у генерала полтора года провел солдат. Кстати, за время неармейских будней он смог «вырасти» в звании от рядового до сержанта.

В Старом Погосте, основанном еще при Иване Грозном, Переслегин не царствовал, а скромничал
Фото: Алексей КОСОРУКОВ

Деревенька Старый Погост в 19 километрах от Твери встретила нас зарослями ядовитого борщевика и роем надоедливых слепней. Кстати, Погост действительно старый, — местечко обжили еще при Иване Грозном. Сейчас здесь – 150 домов и около 300 жителей. Абсолютное большинство – дачники из Твери, Москвы, и Питера. Остальная малость — коренные, люди в основном пожилые.

— Да жил здесь года полтора солдатик, Алексей, чернявый, маленького ростика такой, — подсчитывая выручку вспоминает в местном сельпо продавец Галина. — Он вообще ничего не рассказывал никогда, иногда заходил в магазин, покупал хлеб, печенье и всё. Тихий спокойный парень, не бедокурил, не ходил никуда, не пил, не курил.

— Что, дома постоянно сидел?

— Ага, дойдет до магазина и обратно.

— Откуда он хоть, бедолага, родом?

— Издалека, вроде как из Сибири…

Как оказалось, местные вообще почти ничего не знали и не знают о генерале Переслегине, скандале с ним связанном, и с трудом вспоминают того самого солдата Алешу, который бок о бок прожил с ними долгие месяцы, находясь в «заточении».

— Помню, по деревне ходил, у меня такое ощущение создалось, что он с приветом, странно вел себя, уж слишком тихий, — со смешинкой в глазах и тяпкой в руке откровенничает другая местная, Светлана. — Девка к нему какая-то шлялась, ночевала у него, больше и вспомнить-то нечего.

Сосед Алексей вспомнил солдат и упущенную тушенку
Фото: Алексей КОСОРУКОВ

— Сначала у них один солдат был, потом другой, потом еще один сверхсрочник, — сосед генерала Алексей Самбуров живет в покосившемся домике с окнами, забитыми фанерой и с трудом ворочает языком – давно и безнадежно пристрастился к «горькой». — Они строили баню, потом баня сгорела, потом они опять ее отстроили… — вздыхает. — Солдат мне тот тушенку предлагал, я говорю – не, не надо. 

— Генерал-то частенько наведывался?

— Не, редко, приедет-уедет, я с ними не общаюсь, у нас это вообще не принято, в деревне, в чужие дела никто не лезет.

И, наконец — вот эта улица, вот этот дом, «хоромы» опального генерала Переслегина. Честно – представлял себе генеральские покои совсем иначе. Ожидал увидеть особняк за высоким забором из красного кирпича, камеры наблюдения, угрюмые охранники на фоне бассейна, шезлонгов и вертолетной площадки – всего этого не оказалось. А увидел одноэтажный, аккуратный домик, облицованный бежевым кирпичом, двухметровый деревянный заборчик, кованные решетки на трех окнах, спутниковая антенна и молодой кедр, который, как говорят местные, генерал специально привез из Сибири.

Вместо бескрайних хоромов – три комнатки, кухня и «жилой» чердак. По периметру – дорожка, выложенная тротуарной плиткой, на участке в 10 соток – та самая банька, которую построили, спалили, а потом вновь возвели те самые солдаты Переслегина. Вместо охранников – молодая добродушная овчарка.

Сельскую идиллию разрушает серый, дешевый, металлический гараж, куда и ставит свой Лексус генерал, когда, изредка, заезжает в Старый Погост. Участок, подобный «переслегинскому», можно купить тысяч за 500 российских рублей. Это без дома. А со строением цена и за миллион поднимется.

Вот эта улица, вот этот дом
Фото: Алексей КОСОРУКОВ

На пороге меня встретила сватья генерала, Елена Владимировна, сероглазая крепкая женщина в белом платье с цветастым, фиолетовым рисунком. 

— Кто вы? Из «Комсомольской правды»? – вздыхает. – Понятно… Уже и следователи были и допрашивали, и обыски делали. Искали компромат на его друзей, которые ему якобы этих солдат разрешали брать, чтобы они тут жили и охраняли.

— Нашли?

— Откуда ж я знаю, мне разве скажут.

— Судя по дому, Николай Николаевич особо не шиковал…

— Откуда у него богатство, вы что, шутите?

— Генерал все-таки…

— Ну машина у него есть, Лексус. Про деньги не знаю. Вы сами понимаете, мне никто не скажет. Одевается обыкновенно, как все обычные люди. Нормальный человек, доброжелательный, за детей горой всегда, внучкам подарки привозит. Понимаете, одно дело в семье, другое – на работе. Кто-то говорит – строгий. А с другой стороны, военная служба, разве там можно быть мягкосердечным?

Дом генерала
Фото: Алексей КОСОРУКОВ

— Кто сейчас в доме живет?

— Я, сын, невестка Алла (дочь Переслегина — Ред) их детки, внучки мои. Семья, конечно, в шоке от случившегося. 

— А как сам генерал воспринял свою опалу?

— Ну как… По человечески конечно мандраж был. У человека амбиции какие-то были, какие-то планы, надежды, ну сами понимаете – должность какая! А теперь – взяли, растерли в порошок и ноги вытерли.

— Так был солдатик-охранник или нет? 

— Был, дураку ясно, тут без присмотра что оставишь — все разворуют, — отмахивается сватья и вновь возвращается к генеральской судьбе. — Понятно из-за чего это дело раздули. Он же служил при Сердюкове, а сейчас другой министр. Солдата приписали… Это вообще смех, просто смех, нашли крайнего. Там есть свадебные генералы, а этого пытаются сделать уголовным.

Уже напоследок сватья генерала Переслегина, неожиданно, сказала:

— Ну, да, как говорится, бес попутал. Хотя не только его, всех, по-моему. Денщики были всегда и у всех генералов…

Сватья Переслегина Елена Владимировна: «У генералов всегда были денщики»
Фото: Алексей КОСОРУКОВ

Расследование уголовного дела «двух генералов» продолжается. Данные о солдатах, которых Николай Переслегин использовал в своих личных целях, следствие не разглашает.

Звонок родным

«Папа устраивает свою жизнь»

«Комсомолка» созвонилась с дочерью опального генерал-лейтенанта. Она живёт в Твери и имеет здесь свой бизнес

— Алла, как ваш отец воспринял скандал, связанный с его именем?

— Мягко говоря, был сильно разочарован. Папа такого не заслуживает. Попал под волну. Лес рубят – щепки летят.

— Он правда был госпитализирован после этого?

— Да, попал в больницу, после того как возбудили уголовное дело, стало плохо с сердцем.

— Сейчас чем занимается?

— Устраивает жизнь…

— Подумывает о создании бизнеса?

— И это в том числе. Он очень многое может, на многое способен. У него уникальный опыт управления людьми, персоналом. 

— Ходили слухи, что он чуть ли не пчеловодством давно подрабатывает.

— (смеется) Да вы что? Папа действительно любит мед, но к пчелам никакого отношения не имеет, уж поверьте.

— Я вам сейчас процитирую заявление следствия: «С разрешения Переслегина оба военнослужащих были незаконно трудоустроены в ООО «ВентМонтажСервис-Тверь», возглавляемое его дочерью и зятем, где получали заработную плату». Что скажете, было такое?

— Неправда все это. Никого мы на работу не устраивали и ни о каких солдатах не знаем!

— Ну того, который охранял дом в Старом Погосте и жил там полтора года наверняка знали…

— Никто там не жил, все это бред и выдумки следствия!

Комментарий следствия

— Уголовное дело в отношении генерал-майора Андрея Гурулева соединено в одном производстве с ранее возбужденным уголовным делом в отношении генерал-лейтенанта Николая Переслегина, — сообщает Главное военное следственное управления СК России. — Гурулев подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 286 УК РФ (пособничество в превышении должностных полномочий). В ходе предварительного следствия по данному делу генерал-лейтенанту Николаю Переслегину предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 (превышение должностных полномочий) и ч. 3 ст. 327 УК РФ (использование заведомо подложного документа). Расследование уголовного дела продолжается.

Из досье «КП»

Николай Переслегин
Фото: НТВ

Николай Переслегин родился 7 октября 1958 года в поселке Великайма Ульяновской области.
В 1979 году окончил Ульяновское танковое училище. Служил в Закавказском военном округе, был командиром танковой роты, командиром батальона. 
С 1990 года – служба в 6-й Гвардейской мотострелковой дивизии Северной группы войск.
В 1994 году назначен начальником штаба 166 бригады Московского военного округа. Бригада дислоцировалась в Твери. Во время первой чеченской кампании погиб 141 человек из 166-й бригады Переслегина.
В 2003 году стал командиром мотострелковой дивизии в Сибирском военном округе.
В 2005 году поступает в Академию Генштаба.
В 2007 году – заместитель командующего 5-й армией. 
С 2010 года — начальник штаба, первый заместитель командующего войсками Южного военного округа.