Саммит «группы восьми», который проходил в североирландском Лох-Эрне с самого начала вызывал множество споров среди наблюдателей. В основном они были вызваны противоречиями вокруг ситуации в Сирии: высказывались даже предположения, что Владимир Путин может не подписать итоговую декларацию и выступит с отдельным заявлением. В итоге декларацию подписали все восемь лидеров, правда, ее формулировки оказались мягче, чем, возможно, хотелось некотором участникам.

Вместе с тем, «восьмерка» – это не только обсуждение насущных проблем, но и выработка совместных решений на актуальные вызовы времени. Например, во время двусторонней встречи президента США Барак Обама и его российский коллега Владимир Путин обсудили такой злободневный вопрос как безопасность в информационной среде и подписали соглашение о сотрудничестве в этой сфере. В соответствии с этим документом, стороны будут совместно пользоваться американским Центром сокращения ядерного риска, в том числе, для предупреждения друг друга об учениях в киберпростанстве, которые могут быть приняты другой стороной за атаки, а также об инцидентах в компьютерной сфере.

Это соглашение, которое эксперты уже успели прозвать «Второй горячей линией» по аналогии с прямой линией «Вашингтон-Москва», созданной после Карибского кризиса в 1963 году для экстренной связи в случае возникновения угроз для безопасности. Соглашение о киберпространстве также подразумевает создание такой линии. Но на этот раз не между Кремлем и Белым Домом, а между координаторами в сфере национальной кибербезопасности. Многие считают, что заключением подобного соглашения стороны хотят обезопасить себя на случай обострения спонтанных столкновений в киберпространстве, одновременно развязав себе руки в отношении третьих стран.

Особенно остро эта проблема сейчас стоит для США: обострившиеся за последние годы столкновения с китайскими хакерами в этом году переросли в самую настоящую кибервойну со всеми вытекающими последствиями. Так, по данным компании Mandiant, которая на протяжении длительного времени отслеживала деятельность китайских хакеров, ответственность за кражу секретных данных с военных и промышленных баз данных несут непосредственно бойцы специального отделения Народно-Освободительной Армии Китая (НОАК), штаб-квартира которого располагается в одной из шанхайских многоэтажек. Китай тоже не остался в долгу, обвинив США в многочисленных атаках на свои сайты, а совсем недавно получил бесценный подарок в виде перебежчика Эдварда Сноудена, длительное время работавшего на ЦРУ, который заявил, что США с 2009 года следят за китайскими компьютерными системами.

Если в Китае отделение НОАК, которое занимается кибербезопасностью, засекречено, то власти США из этого большой тайны не делают – за безопасность в этой сфере напрямую отвечает специальное Киберкомандование, созданное в 2009 году по указу Барака Обамы. В России своего Киберкомандования пока что нет, хотя идеи его создания высказываются уже давно: впервые на высшем уровне она была высказана вице-премьером Дмитрием Рогозиным в марте прошлого года. Впрочем, помимо отражения прямых кибератак, Рогозин предлагает задуматься и о других способах борьбы в Интернете – в первую очередь, в социальных сетях. По мнению вице-премьера, социальные сети несут в себе опасность по причине того, что дают непосредственный доступ к огромному количеству людей, а возможность оценить понравившийся материал помещает людей в целевые сегменты, невидимые обычным пользователям.

На логотипе американского Киберкомандования отчетливо видно загадочное сочетание 9ec4c12949a4f31474f299058ce2b22a. На самом деле это хэш-код, поместив который в стандартный генератор, можно получить фразу, которая является миссией организации. Согласно этой миссии, «Киберкомандование планирует, координирует, интегрирует и руководит действиями по проведению операций и защите специализированной информации сетей Министерства обороны, подготовкой и, при получении указания, предоставления полного спектра операций в кибернетической области с целью по всем направлениям обеспечить активность, предоставляющую свободу действий США и их союзникам в киберпространстве и лишающую такой возможности их противников». Таким образом, подписанное в Лох-Эрне соглашение позволяет России до поры до времени пользоваться свободой действий в Интернете или, по крайней мере, вовремя заметить, что она перешла в разряд противников, которым ее необходимо ограничить.