Владимир Путин предложил провести амнистию для бизнесменов, оказавшихся за решеткой.

«Месяц назад, как вы знаете, состоялась встреча с представителями ведущий деловых объединений страны. Тогда было высказано предложение объявить амнистию по так называемым экономическим составам. Тем более, российское законодательство радикально за последнее время изменилось, и многие люди просто не были бы осуждены, если бы действовали современные правовые нормы. Разумеется, в вопросах амнистии нельзя торопиться. Нельзя допустить, чтобы на свободу вышли лица, совершившие действительно серьезные преступления против государства и личности, и собственности. Например, рейдеры, фальшивомонетчики, или те, кто примитивно отбирал у людей квартиры. Тем более недопустимо оправдание тех, кто совершил преступления, связанные с применением или даже угрозой применения насилия. Проект-постановление об амнистии доработан деловым сообществом, и депутатами Госдумы. С этим проектом считаю возможным согласиться. И прошу Госдуму его рассмотреть и поддержать. Рассчитываю, что это будет сделано в сжатые сроки», — сказал глава государства.

Подробнее о президентской инициативе в интервью программе «Вести в субботу» рассказал бизнес-омбудсмен Борис Титов.


— Борис, вот сейчас слышал, что вы кому-то сказали невероятные события — это про амнистию.

— Да, амнистия — это достаточно радикальный шаг для любого государства. Вообще, многие государства не любят амнистии. Потому что это признание того, что что-то было в прошлом не так.

— Я помню, месяц назад, когда у вас была встреча с Путиным, он, как мне показалось, даже немножко с раздражением отзывался об этой идее. Что изменилось, что он ее принял?

-Да, все эти несколько недель, которые прошли с тех пор, мы работали. Мы определяли вариант, который будет приемлем для государства, а государство в этом смысле отражает общественные интересы. Потому что у нас, к сожалению, общество очень неоднозначно относится к предпринимателям.

— Тем более к их амнистии.

— Да. Амнистировать, выпустить на свободу тех людей, которых они считают обманщиками и ворами, конечно, очень сложное решение для любого государства. Поэтому я благодарен сегодня, что решение это состоялось. И благодарен именно Путину, потому что, несмотря на то, что общество не очень поддерживает это решение, он все-таки понимая его необходимость и важность для развития экономики страны и исходя из гуманных соображений, он пошел и принял это решение.

— Причем насильники, фальшивомонетчики остаются за решеткой. Это я уже понял. А вот такой вопрос. Ну, он мгновенно рождается. А с Ходорковским что?

— Ну, видите, мы, во-первых, всегда и говорили об этом. Здесь вопрос системный, касается тысяч людей, поэтому ни одна фамилия не должна для нас быть превалирующей.

— Ну, дело-то резонансное.

— Ну, дело резонансное, поэтому, да. А вот дело не резонансное, вот допустим, Малова, который сидит пять с половиной лет уже или там Кацива, который до суда отсидел уже пять с половиной лет. Вот о них мы почему-то не говорим. Ну, а тем не менее, если говорить о Ходорковском, надо еще смотреть с юридической точки зрения. Я должен еще раз окончательно прочитать тот вариант, который предлагается. У нас еще будет раунд переговоров и обсуждений перед голосованием в Государственной думе, то есть мы сможем еще раз все уточнить.

— Тогда понятно.

— Этот текст, да, и окончательно мы должны с юристами посмотреть на сколько это касается Ходорковского и Лебедева.

— Борис, в таком случае, справедливости ради, вот вы сейчас упомянули дела двух предпринимателей, которые, как вы ожидаете, выйдут на свободу. За что они сидели?

— Малов, слава богу, на свободе. В результате той работы, которую мы делали, он был освобожден, приговор был отменен, в общем, полная реабилитация и справедливость. А Кацив до сих пор находится в СИЗО. Он не вернул кредиты в кризис, причем иностранному банку, может быть, были нарушения. Но он пять лет, даже пять с половиной, без доказательства вины, потому что его вина еще судом не была признана, находится в заключении в СИЗО.

— Но сейчас это будет разрешено?

— Я надеюсь, что, он попадает под амнистию, тогда его вопрос будет уже решен.