Поселок Торхово приютился примерно в 20 километрах от Тулы. Обычные частные домики, люди занимаются своими делами. На остановке стоит одинокая женщина.

— Здравствуйте, а вы не подскажите, где живет Андрей Стоянов? – интересуемся мы.

— Идите по дороге мимо двухэтажек, мимо водонапорной башни, там недалеко и живет Андрей с семьей, не заблудитесь, — объясняет женщина. – Если что, спросите у любого жителя, его все знают.

Отправляемся по ориентирам, походу спрашивая у жителей дорогу, и действительно приходим к выводу, что мужчину знает весь поселок.

Обычный частный дом, в палисаднике растут цветы, возле гаража стоят несколько человек, а в центре герой нашей статьи что-то объясняет собравшимся.

 — Здравствуйте! – обращаемся мы. – Можно с вами побеседовать?

— Конечно! Пойдемте в более удобное место, — отзывается мужчина.

Андрей, будучи в инвалидной коляске себя инвалидом вряд ли считает. Очень живой мужчина 46 лет отроду, седина немного тронула его волосы, на лице усы с бородкой, в зубах сигарета, а на голове тюбетейка.

Андрей Стоянов пережил за свою жизнь ни одну операцию
Фото: Алексей ТУМАНОВ

— Что бы вы хотели узнать? – интересуется собеседник.

— Все про вас и вашу семью, — отвечаем мы.

— Все началось за пол года перед концом службы в армии. Начали болеть ноги, дослужил, уже демобилизовался, а через год в 1987 году у меня была уже первая операция: заболела нога, положили в больницу на консультацию к сосудистому хирургу, посмотрели и решили делать срочно операцию — спасать ногу, — вспоминает Андрей. – Сделали первую поясничную операцию, через некоторое время вторую, потом все-таки открылась гангрена и я лишился ноги до колена.

По диагнозу врачей, у Андрея одна из опаснейших болезней в мире, против которой еще не нашли лекарства.

— Как объяснили специалисты, сосуды закрываются, мышцы воспаляются и зажимают артерии, те в свою очередь закупориваются и приток крови прекращается, — поясняет мужчина. – Начинается отмирание тканей и все. Если большие сосуды можно заменить, то вот с более мелкими уже ничего сделать нельзя.

— Первую операцию пережил я нормально, что там – пальчик отрезали и все, а вот когда ноги лишился – вот тут задумался конкретно, как дальше жить, — грустно улыбается герой нашей статьи. – Спрашивал, можно ли жить без ноги, мне пояснили, что жизнь на этом не заканчивается.

Человек может приспособиться ко всему
Фото: Алексей ТУМАНОВ

  Тогда Андрей был в браке, в 1990 году у него на свет появилась дочка, но с супругой жизнь не сложилась и они разошлись. Наталью, свою, как он говорит, вторую половину, мужчина встретил, когда уже лишился ноги.

Их знакомство началось с фразы: «Мои без твоих не ходят».  

— Я дружила с женой его младшего брата, попросила ее меня познакомить с кем-нибудь, — вспоминает его жена Наталья (мы ей позже дозвонились на работу). – А тут Андрей и Олег (младший брат героя статьи – прим. автора) с рыбалки приехали, я, значит, подхожу к нему время спросить, а он мне и выдает: «Мои без твоих не ходят». А потом и завертелось…

С этого и началась их история любви. Вот уже 15 лет они вместе, пережили многое, ведь большая часть операций пришлась как раз на их совместную жизнь.

— Я никогда не отчаивался, — задорно улыбается мужчина. – Сначала ребенка нужно было вырастить, теперь, вот, можно и для себя пожить.

Андрей невероятный человек! Каждый раз лишаясь понемногу части себя, он учился с этим жить и справляться со всем самостоятельно.

— Я не хочу быть для своих близких обузой, — моментально посерьезнев, говорит глава семьи. – Поэтому стараюсь дома не сидеть и постоянно нахожусь в движении, то в лес за грибами, то на рыбалку, то в Тулу по делам.

Кстати, ездит Андрей за рулем сам. У него оборудованная Ока, сделанная специально для людей с ограниченными возможностями.

 — Такие уже не выпускают, — сетует мужчина. – Поэтому приходится самостоятельно выкручиваться.

Семья у нашего героя – удивительная. Наталья работает младшим воспитателем в детском саде комбинированного вида. Дочь – Елена по профессии фельдшер, а по призванию имеет не одну профессию! И машину с отцом чинит, и двери сама ставит, освоила уже не один строительный инструмент, который совершенно не подходит для хрупкой девушки.

Мать у Андрея добрая и приветливая, с удовольствием показывает семейные фотографии и охотно рассказывает про свою семью.

— Это Андрей после армии, это вот только внучка родилась, а тут мои старые фотографии с моим мужем, — перечисляет Валентина Михайловна.

Здесь Андрей только вернулся из армии

Дома у них чисто и очень уютно, во всю идет стройка еще одной комнаты.

— Тут мы кухню планируем сделать, а здесь будет прихожая, — с гордостью демонстрирует свои владения мать Андрея.

Так получилось, что когда мы покидали гостеприимный дом, Андрей как раз собирался в Тулу сдавать цветной метал.

— Может вас подвезти? – предложил мужчина. – Вы же хотели посмотреть, как я управляю автомобилем.

Мы решили не отказываться от такой возможности и загрузились в старенькую Оку.

У Андрея оказался свой алгоритм: сначала он стеллит подсумок, который выкроил сам себе, потом спрыгивает на него с коляски, и перемещается в машину. Стоит отметить, что мужчина – заправский водитель, поэтому ехали мы с ветерком!

Он приноровился даже ездить за рулем

— Ко всему можно привыкнуть и приспособиться, единственное, что обидно, инвалидам в нашей стране очень сложно: кто-то побирается, кто-то спивается, а кто-то совсем на улицу не выходит, — вздыхает собеседник. – Вот, например я, инвалид первой группы, почти никогда ничего не просил от государства, так мне и не давали. Сейчас только звонят, спрашивают, нужно ли чего. Так я все сам могу сделать и сваркой занимаюсь, и металл цветной собираю. Дома дочка помогает – двери для меня расширила, вот, чувству, отопление будет скоро сама проводить в пристройку. Так и живем.

Его жена Наталья, в завершении нашего разговора сказал очень хорошую фразу: «Мы не боимся трудностей, нас согревает любовь».