Ещё по теме

  • «Грэмми»-2013: нарушая запреты
    11 февраля 2013, 11:40
  • Премию «Грэмми» вручили в Лос-Анджелесе
    11 февраля 2013, 11:00
  • «Грэмми» за лучший альбом года достался группе Mumford & Sons
    11 февраля 2013, 08:42
Все материалы (8)

 

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Если у тебя один приз, за который сражаются десятки музыкантов, то недовольны будут все, кроме победителя, зато наблюдающей действо публике будет интересно. А если призов несколько десятков? Тогда будут недовольны и заскучают вообще все. Церемония награждения героев грамзаписи за 2013 год пошла по второму пути: никого не забыли, всем что-то дали, и всем было немного скучно. 

Без интриги

Списки призеров опубликовали чуть не все СМИ. И они же помогли разобраться: лучшая запись — это триумф технарей, лучшая песня — это награда скорее ее авторам, а вот исполнитель — он и есть исполнитель. 

И все это логично: музыкальная поп-индустрия тут, по сути, награждает всех, кто помог ей в истекшем году сделать деньги. Так традиционно решают в Лос-Анджелесе извечную на конкурсах дилемму между массовым и высоким искусством. 

Она состоит в том, что если какой-то диск (книга, спектакль) и так продается миллионами или идет сотнями вечеров, то зачем его дополнительно награждать? Деньги (массовое признание) и есть награда. А если поощрять высокое искусство, то ведь все равно бесполезно, эти произведения понимали немногие, и поймут немногие. Огласят победителя, люди будут спрашивать друг друга «кто это?», и только. 

Особенно критичны в отношении «Грэмми» традиционно бывают британцы. Ведь это ярко выраженная американская награда, но настоящий рок и его многочисленные ветви — это скорее Британия, и он там всегда выше уровнем и классом, чем за океаном. Но на этот раз англичане остались довольны. Они довольны уже второй год — прошлогодние «Грэмми» чуть не наполовину достались замечательной уроженке Британских островов Адели.

Адель получила «Грэмми» за лучшее соло года

В этом году она уже сама вручала награды, и вдобавок получила один граммофончик в загадочной номинации «поп соло» за исполнение действительно грандиозной «Поджечь дождь». А в голове все держали ее лучшую из «бондовских» песен в фильме «Координаты Скайфолл». В общем, ясно, кто в мире лучше всех и выше всяких «Грэмми». 

При этом награду за «альбом года» Адель вручила британской группе «Mumford & Sons» за ее второй диск — «Babel». Хотя наградили «мамфордов» все-таки за то, как здорово продается этот диск именно в США.

Группа Mumford & Sons на церемонии вручения 55-й юбилейной премии «Грэмми»

Конкурентами победителей до самого финала выступали американцы «Black Keys», но ведь и им что-то досталось, а именно — «грэмми» за лучший рок-альбом. «Запись года» ушла австралийцу (Gotye), ему же награда за «альтернативный альбом». И если кому-то чего-то не хватило, то это латинской музыке и многому другому «иному» и «иностранному», в итоге оказавшемуся за пределами «Грэмми». Основополагающий англоязычный поп и рок — вот за что здесь награждают. 

Наиболее веселые комментарии — на протяжении всей церемонии живьем — давали два музыкальных критика в особом блоге New York Times. Некто Джон Караманика и Дэйв Ицков. Вот образец их творчества: 

— Я устал и разочарован и удивлен разве лишь тем, до каких высот доходит эта церемония в искусстве посыпать немного грэмми-любви на каждого из значительных рок-артистов, чтобы никто не чувствовал себя обиженным… 

— А я не так страшно разочарован, как ты… Но трудно понять, что означает каждая из наград, если всем досталось по штуке. 

Их приговор: англоязычный поп вернулся в середину 1980-х. В неясность, на перекресток всех дорог. Но тут, добавим, надо учитывать, что в ту переходную эру все титаны и динозавры изначального рока — да, даже Deep Purple — были не только живы, но и в полной силе. А сегодня это не так, что и продемонстрировало чуть не главное событие церемонии в Лос-Анджелесе — грандиозное шоу. 

Голых просят одеться

Собственно, в этой трех-с-половиной-часовой церемонии вообще уже непонятно, что главнее — когда объявляют победителей, или когда на сцене идет шоу. Шоу — это и точно настоящая «середина 1980-х», потому что тут на сцене как только что получившие граммофончик новички, так и те самые динозавры. Причем музыка иной раз вообще не имеет отношения к лауреатам этого года. 

Динозавры были. Даже Элтон Джон и Стинг. Вообще, этот концерт — одно из технически самых сложных и грандиозных зрелищ в мире. Главный человек там — 70-летний Кен Эрлих, которого все звезды боятся больше, чем какого угодно жюри. Он отвечает за технику, иной раз безумно сложную и новаторскую. 

Вот этот-то концерт и порадовал музыкальную публику самым настоящим скандалом: голых попросили одеться. Дело в том, что «заказчик музыки» и транслятор тут — телекомпания CBS. И кто-то умный там заранее пригрозил всем (не только музыкантам) участникам церемонии: неодетых снимать не будем, или снимем так, что никто не увидит.

Келли Роуленд на церемонии вручения премии «Грэмми»

Проблема с любыми высокоморальными запретами в том, что их пытаются накладывать люди, вызывающие смех и брезгливость своей заскорузлостью. Вот и в этот раз «грэмми за литературный стиль» могли бы получить обошедшие весь интернет подробные, истекающие слюной инструкции того, чего в этот раз не рекомендуется делать. 

А именно, «пожалуйста, избегайте демонстрации голых мясистых нижних изгибов ягодиц и расщелины между ягодицами… Убедитесь, что генитальные области прикрыты адекватно…» Автор явно — не без воспаленной фантазии. И понятно, что в ответ в нескольких СМИ с удовольствием помещают образцы того самого стиля, который смутил телевизионных мракобесов. То есть целые галереи героинь (в основном) прежних церемоний «Грэмми», изощрявшихся по части открытых платьев, а то и фактического отсутствия таковых. 

Что ж, без хорошего скандала шоу неинтересно. Хотя, вообще-то, кто-то мог бы подумать, что настоящий скандал — это совсем иные формы консерватизма. А именно, в эпоху глобализации — оформившийся еще год назад уход «Грэмми» в «чистую» англоязычную музыку, решительное отсекание даже английского рэпа, не говоря уже о латинской музыке. Но это самоогораживание не так интересно публике, как «мясистые изгибы». 

Кстати, об англоязычии: ровно в день концерта в Лос-Анджелесе в мировой поп-музыке произошло еще одно весьма символическое событие. Селин Дион пела на китайский Новый год в Пекине. На китайском. Выучила. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции