Так, «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке не мог не отойти Михаэлю Ханеке за психологическую драму «Любовь»: невозможно было даже представить, что престарелых академиков не возьмет за душу универсальная история ухода из жизни двух любящих сердец. Статуэтка за лучшие костюмы не могла не достаться «Анне Карениной». За песню не могли не вознаградить певицу Адель («Координаты «Скайфолл»).

Певица Адель получила «Оскар» за песню Skyfall
Фото: REUTERS

Коллективное бессознательное киноакадемиков в этом году впало в обширное дежа-вю. Еще несколько лет назад безвестный Кристоф Вальц удостоился своего второго «Оскара» в качестве лучшего актера второго плана за вновь сыгранную у Тарантино роль («Джанго освобожденный»). Свой второй по счету «Оскар» Тарантино вновь получил за сценарий (первый — за эпохальное «Криминальное чтиво»). Второй «Оскар» за режиссуру — и у Энга Ли («Жизнь Пи», первый — за «Горбатую гору»). А Дэниэл Дэй Луис удостоился и вовсе уже третьей статуэтки в категории «лучший актер», на сей раз за сыгранного у Стивена Спилберга Линкольна. 

Дэниэл Дэй Луис вместе со своей женой Ребеккой Миллер
Фото: REUTERS

Дебютантками «Оскара» оказались молодые Дженнифер Лоуренс и Энн Хэтуэй, названные соответственно лучшей актрисой и лучшей актрисой второго плана за фильм Дэвида О. Рассела, обозванный у нас «Мой парень — псих», и мюзикл «Отверженные».  Из 8 номинаций мюзикл победил в трех (грим и сведение звука). Рекордсмен по их количеству «Линкольн» из 12 победил только в двух (лучшие актер и художник-постановщик). Больше всего побед на счету «Жизни Пи» (четыре «Оскара» из 11 возможных — за лучшую режиссуру, операторскую работу, музыку и спецэффекты). Совсем мимо «Оскаров» пролетел «Мастер» Пола Томаса Андерсона, Кэтрин Бигелоу с «Целью № 1» вынуждена была удовлетвориться победой в номинации «звуковой монтаж».

Главной темой «Оскара», если таковая была, можно назвать «расизм» (из девяти номинированных на лучший фильм названий к ней имели отношение три — «Линкольн», «Джанго», «Звери дикого юга»,  еще больше было разбросано по другим номинациям), поэтому неудивительно что главного «Оскара» вместе с Джеком Николсоном объявляла Мишель Обама. Триумфатором оказался политический триллер Бена Аффлека «Операция «Арго», очень комплиментарный для коллективного бессознательного Голливуда: фильм повествует о том, как представители «фабрики грез» помогли спасти реальных заложников в Иране. Но и для все еще молодого Бена Аффлека это тоже уже не первый «Оскар» — он удостаивался статуэтки за сценарий «Умницы Уилла Хантинга».

Триумфатором «Оскара»-2013 оказался политический триллер Бена Аффлека «Операция «Арго».
Фото: REUTERS

Бен Аффлек: Режиссуре я учился, снимаясь в кино! 

Популярный голливудский киноактер дал эксклюзивное интервью нашему кинообозревателю  перед премьерой своей режиссерской работы, шпионского триллера «Операция «Арго», удостоенного «Оскара» за лучший фильм.

— Вы считаете «Операцию «Арго» политическим фильмом?

— Я актер, а не госсекретарь США, но мой фильм, конечно, может заставить задуматься о том, что творится сегодня. Хотя он и рассказывает историю 30-летней давности, свергнутого президента Египта Мубарака так и тянет сравнить с иранским шахом, а тогдашние беспорядки — с Арабской весной и Зеленой революцией. И потом, США, как и  другие страны, по-прежнему находятся в ситуации конфликта с Ираном…  И все-таки я бы не хотел, чтобы текущая политическая ситуация наложила отпечаток на восприятие фильма, отвлекла от него зрителей. У прошлого можно и нужно учиться. Но одно дело поучительная история, а другое — голимая пропаганда. Последнее совсем не в моем вкусе! Конечно, если кто-то захочет увидеть в нашей истории современный смысл, я ничего не смогу с этим сделать, но намерения провоцировать у меня не было.

Тема, безусловно, очень горячая — в том числе из-за недавней трагедии в Бенгази и захвата американского посольства в Египте. Но когда я начинал работать над фильмом, этих событий еще не произошло, такого накала страстей не было. Это сейчас исламофобия достигла своего апогея и у нас, и в Европе, породив много страхов и негативную реакцию на иммиграцию. Вот почему я проявил осторожность и дал в прологе анимационный «урок истории». Я не хотел, чтобы кто-то воспринимал иранцев в моем фильме просто как бородатых злодеев. Я не хотел никого обвинять. Не существует легких ответов, но есть история человеческой цивилизации, неплохо бы это учитывать.

— Вы могли когда-нибудь представить себе, что именно режиссура принесет вам признание и успех? 

— Карьеру и жизнь иногда представляют себе в виде эдакой драматургической дуги. Я и сам  реальную операцию «Арго» постарался уложить в трехактную драматическую структуру. Но моя жизнь — не такая ровная и гладкая, как сценарий, она с зазубринами, ее даже я сам не всегда понимаю…  А идея попробовать себя в режиссуре возникла у меня просто из огромного желания это сделать. Желание было сильнее страха неудачи. Я всегда этого хотел, снимал в юности ужасные студенческие фильмы… А самое умное, что я сделал в жизни, — это то, что использовал свою актерскую карьеру в качестве киношколы. Режиссуре я учился, снимаясь в кино! 

Квентин Тарантино: Сотрудничество с Кристофом Ваьцем я считаю изысканным

Дважды лауреат «Оскара» дал эксклюзивное интервью кинообозревателю «КП» Стасу Тыркину

— Второй раз подряд, как и в «Бесславных ублюдках», вы снимаете в одной из главных ролей актера Кристофа Вальца.

— День, когда я его встретил, был для меня очень счастливым! Наше сотрудничество с Кристофом я назвал бы изысканным. Другого слова не подберу. Никто не может произносить мои диалоги так, как он. Он их просто поет! Ни у кого нет такого голоса, такой тональности, такой высоты звука. Сам опыт работы с ним для меня упоителен. Писать роль для Кристофа было для меня огромной радостью. Я понятия не имел, кто будет играть у меня Джанго, но кто блеснет в роли доктора Шульца я знал наверное с самого начала.

— Можно ли сказать, что в «Джанго освобожденном», как и в «Бесславных ублюдках», вы продолжаете переписывать Историю?    

— Нет, все что происходит в этом фильме, могло произойти и в реальности. То же самое я, в общем, могу сказать и о «Бесславных ублюдках». Кроме, конечно, кульминации с убийством Гитлера. Но Джанго ведь не убивает у меня генерала Ли!  

— Как вам удается сохранять вменяемость на волне того невероятного успеха, что сопутствует вам вот уже 20 лет?

— Оставаться скромным нетрудно. Думаю, люди неплохо относятся ко мне потому, что я на совесть выполняю свою работу. А работа — это то, что делает тебя скромным. Легко взять чей-то сценарий, приспособить его под себя, то да се. Я этим не занимаюсь. Я работаю с чистого листа. Да, я снискал большой успех с «Бесславными ублюдками», все это великолепно, но сейчас передо мной снова белый лист бумаги, и работу нужно начинать заново. Когда я дописал сценарий «Джанго», я был им удовлетворен, но теперь нужно было его ставить, добиваться всего, чего я хочу, а в сутках всего 24 часа! Это работа, труд! Он-то и позволяет сохранять вменяемость!