Во время визита и.о.заместителя госсекретаря США Роуз Гетемюллер в Москву американцы готовы предложить России взаимное сокращение ядерных арсеналов двух стран, сообщает российское издание Коммерсант. Об этом пишет Артем Кречетников для Русской службы Би-би-си.

В случае отказа Москвы от переговоров о новом сокращении ядерных арсеналов Вашингтон может рассмотреть вопрос об одностороннем разоружении, пишет Коммерсант со ссылкой на анонимный источник, близкий к администрации Барака Обамы.

«Для нас преимущества такого шага очевидны. Если Москва откажется рассматривать это предложение, Белый дом может попытаться заручиться поддержкой двух третей сенаторов и начать сокращения вооружений в одностороннем порядке», — заявил источник.
Заместитель госсекретаря Роуз Гетемюллер, прибывающая в Москву во вторник, по имеющимся данным, везет новые предложения о сокращении ядерных вооружений, реализация которых позволила бы сторонам ежегодно экономить примерно по 8 млрд долларов.
Вице-президент Джозеф Байден предварительно обсудил эту тему с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым во время встречи на полях мюнхенской конференции по безопасности 2 февраля, но встретил «весьма прохладный» ответ.
По оценкам экспертов, именно отсутствие прогресса в сфере контроля над вооружениями явилось главной причиной отмены ранее планировавшегося на лето визита в Москву Барака Обамы. Теперь президенты США и России, скорее всего, не встретятся до сентябрьского саммита «Большой двадцатки», причем переговоры, вероятно, сведутся к формальному обмену мнениями.
Седьмое по счету и последнее по времени соглашение о ядерном разоружении, договор СНВ-3, Москва и Вашингтон подписали 8 апреля 2010 года. Он предусматривает сокращение числа ядерных боезарядов до 1550 единиц, а носителей — до 700 единиц у каждой стороны.
Российские эксперты, в частности, бывший заместитель начальника штаба Ракетных войск стратегического назначения Виктор Есин, тогда высказались в том духе, что это крайний предел, до которого может дойти Москва, пока США не отказываются от своих планов по созданию системы противоракетной обороны.
Телеобозреватель Алексей Пушков, считавшийся рупором «силового» крыла в российском руководстве, назвал предложение Обамы о всеобщем и полном ядерном разоружении к 2030 году «абсолютно неосуществимой инициативой» и «эффектной дымовой завесой».
В декабре 2011 года Пушков был избран в Госдуму по списку «Единой России» и возглавил парламентский комитет по международным делам.
Оружие слабых

Идея отказа от «негуманного» ядерного оружия популярна в мире, и ее продвижение способно принести Вашингтону существенные моральные дивиденды.

Американские наблюдатели связывают несговорчивость России с влиянием военно-промышленного комплекса, которому уже обещаны деньги на создание тяжелой баллистической ракеты SS-27, призванной заменить устаревшие системы SS-18 («Сатана») и SS-19 («Стилет»).

Российские эксперты указывают, что отношение к ядерному разоружению определяется реальным соотношением военных сил. Атомные и водородные бомбы, как ни парадоксально звучит, — оружие слабых.

Когда советские танковые армии стояли на Эльбе, советская дипломатия и пропаганда добивались сокращения, прежде всего, «варварского» ядерного оружия и клеймили «империалистов» за нежелание от него отказываться. При нынешнем подавляющем превосходстве США в количестве и качестве обычных вооружений ядерный арсенал — едва ли не единственное, что Россия может предъявить, претендуя на особое положение в мире.

По данным Института США и Канады РАН, на конец 2012 года Североатлантический альянс превосходил вооруженные силы РФ, дислоцированные в Европейской части страны, по танкам в 3,2 раза (11624:3660), по боевым бронированным машинам в 2,3 раза (22788:7690), по артиллерийским системам калибра свыше 100 мм в 2,9 раза (13264:4634), по самолетам в 2,1 раза (3621:1542), по боевым вертолетам в 2,7 раза (1085:365).

В последние годы США добились впечатляющих успехов в создании высокоточных неядерных боеприпасов и средств их доставки, которым Россия ничего не может эффективно противопоставить.

По практически единодушному мнению аналитиков, американская система ПРО в том виде, в каком задумана, не может стать эффективным «щитом» против российских ракет, однако Москва стремится остановить совершенствование соответствующих технологий на будущее.

Приглашаем в Колорадо

Накануне визита в Москву Роуз Гетемюллер еще раз повторила, что «усилия США и НАТО в сфере ПРО не направлены и не могут представлять угрозу для стратегических сил ядерного сдерживания России».

«И мы готовы закрепить это на бумаге. Действительно готовы», — добавила она, однако, тут же оговорившись, что Обама «дал понять, что мы не сможем ограничить систему ПРО США и НАТО юридически обязывающими рамками».

Именно выработка таких «рамок» является одним из ключевых требований Москвы.

Гетемюллер пригласила российских экспертов посетить агентство по ПРО в Колорадо-Спрингс и участвовать в испытаниях элементов ПРО нынешней весной.

Соответствующий прецедент имеется: летом 2011 года тогдашний представитель РФ в НАТО Дмитрий Рогозин побывал в Колорадо-Спрингс, но сгладить противоречия это не помогло.

Большая часть времени на встрече Байдена и Лаврова, согласно официальным сообщениям, ушла на обсуждение Сирии, Ирана и прав человека.

По завершении переговоров стороны зафиксировали разногласия, одновременно заявив о готовности сотрудничать в областях, где налицо взаимный интерес.

«Различия реальны, однако мы продолжим поиски возможностей для совместных действий Соединенных Штатов и России во имя обеспечения наших общих интересов в сфере безопасности и интересов международного сообщества», — заявил Байден.

«В отношениях между такими крупными державами неизбежно сохраняются противоречия и разногласия, порой серьезные. Но в тех вопросах, где у нас есть возможность для блага наших стран и международной безопасности работать вместе, мы, безусловно, уже работаем и будем продолжать это делать», — прокомментировал Лавров.

Источник: Русская служба Би-би-си