МОСКВА, 7 мар — РИА Новости. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл опроверг сообщения некоторых СМИ о централизации власти в Русской православной церкви, отметив, что «жесткой вертикали, диктата» в РПЦ нет, а, напротив, реализуется принцип соборности, и при подготовке важнейших общецерковных документов учитывается мнение простых верующих.

После Архиерейского собора РПЦ, который прошел в феврале этого года и оказался рекордным по числу архиереев — на нем присутствовало порядка 300 представителей высшей церковной власти — в ряде СМИ прозвучали заявления о том, что на Соборе среди прочих были приняты документы, фактически лишающие мирян возможности участия в управлении Церковью. Архиерейский собор внес изменения в Устав РПЦ, уточнив полномочия Поместного собора, куда, в отличие от Архиерейского, входят и миряне (простые верующие).

«На фоне всего того, что мы имеем внутри церкви, странными кажутся продолжающиеся заявления в недружелюбных и необъективных СМИ, касающиеся жесткой вертикали, диктата в церкви и так далее. Но может быть, на фоне того, что внутри церкви происходит, мы можем лучше оценить и цену всех этих необъективных и недружественных по отношению к церкви заявлений», — заявил патриарх Кирилл на Высшем церковном совете в четверг.

Он отметил, что проекты всех документов, принятых Архиерейским собором, предварительно обсуждались на всех уровнях в церкви. По мнению главы РПЦ, механизм обсуждения соборных документов является беспрецедентным по своей открытости, и в результате дискуссии тексты совершенствуются «с учетом общецерковного мнения». «Во-первых, очень большое количество людей участвуют в составлении проектов, но затем эти проекты подвергаются очень тщательному обсуждению в епархиях — настолько тщательному, насколько сами люди желают вовлекаться в это обсуждение. Мы никого не принуждаем и не заставляем, но мы открываем возможности широчайшей дискуссии на местах, начиная от приходов, благочиний, епархий. Ну и, кроме того, тот факт что документы, их проекты, публикуются в интернете, дает нам возможность привлечь к дискуссии рядовых членов церкви», — заявил патриарх Кирилл.

По старой редакции устава, Поместный собор мог, в частности, канонизировать святых, истолковывать учение православной церкви, определять принципы отношений РПЦ с государством, избирать патриарха, решать канонические, богослужебные и пастырские вопросы. В полномочия Архиерейского собора, которые были гораздо шире, также входила канонизация святых и определение характера отношений с государственными органами, принятие устава РПЦ, решение принципиальных вопросов, касающихся внутренней и внешней деятельности церкви, хранение чистоты православного вероучения, создание, реорганизация и ликвидация самоуправляемых церквей, экзархатов и епархий, утверждение порядка распоряжения имуществом РПЦ.

По новой редакции устава, Поместному собору принадлежит высшая власть в РПЦ в вопросах избрания патриарха Московского и всея Руси и ухода его на покой, предоставления автокефалии, автономии или самоуправления частям РПЦ (что происходит нечасто). Также Поместный собор по предложению Архиерейского собора «вырабатывает позицию церковной полноты» по важнейшим вопросам, касающимся взаимоотношений церкви с обществом, государством, другими церквями, инициирует дискуссию по значимым вопросам в рамках Межсоборного Присутствия РПЦ, заботится о сохранении чистоты православной веры и нравственности.

Остальные вопросы находятся в компетенции Архиерейского собора. Ему принадлежит высшая власть в вероучительных, канонических, богослужебных, пастырских, административных и иных вопросах, касающихся как внутренней, так и внешней жизни церкви, поддержания отношений с другими православными церквями, определения характера отношений с инославными конфессиями и нехристианскими религиозными общинами, а также с государствами и светским обществом, канонизации святых, решение принципиальных церковных вопросов.